Дейдре
А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
Свидетели неправды. Аналитический обзор Первого международного литературного фестиваля «Каптаруны»

В первую очередь (поскольку начинать резонно с самих себя) на повестке было обсуждение возможности диалога между самими украинскими литераторами, которые занимают противоположные позиции в отношении военных действий в зоне АТО и своим творчеством наполняют жестокую драматургию гибридной украинской войны разнотональной патетикой.

Необходимо также отметить, что первоначально организаторы планировали, что данный фестиваль станет не просто местом размышлений о возможном диалоге, а реальным опытом такого диалога или хотя бы его попытки (сродни той, что была предпринята С. Жаданом в Харькове[2]). Однако, в опровержение народной максимы «попытка не пытка», этот замысел не нашел достаточной поддержки со стороны украинских литераторов. В итоге с украинской стороны в фестивале приняли участие: Дмытро Билый, Александр Ирванец, Алексей Чупа, Любовь Якимчук и художница Алевтина Кахидзе. Современная беларуcская литература была представлена следующими именами: Валентин Акудович, Наталка Бабина, Игорь Бобков, Альгерд Бахаревич, Ольга Гапеева, Алесь Гарбуль, Павел Кастюкевич, Виктор Мисюк, Игорь Прокопович, Андрей Хаданович, Юлия Тимофеева. Таким образом, в плане базовых социально-политических ориентиров и ценностей состав участников фестиваля (включая журналистов и других интеллектуалов) представлял собой скорее круг единомышленников, значимым водоразделом между которыми было лишь одно обстоятельство – наличие или отсутствие опыта жизни в ситуации войны.

Отмеченный водораздел в значительной степени определяет и логику данного обзора, основным содержанием которого является антропологическое документирование в первую очередь опыта «их войны», как он был артикулирован украинскими участниками, и затем также – понимания украинской ситуации, озвученного беларусскими литераторами. В завершение будет сделано несколько аналитических выводов, касающихся концепции фестиваля в целом, а также произведенной им эвристики – как эмпирической, так и философской по своему характеру. Из сказанного следует, что данный текст – это не классический обзор-репрезентация, призванный дать целостное (объективное) представление о программе мероприятия[3], а скорее свидетельское показание, в котором звучит то, что оформляется в регистре «затронутости затронутостью Другого» (Б. Вальденфельс).

@темы: крэсы