Дейдре
А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
Обнаружила в сети заботливо переведенную энтузиастом "Исповедь" Ларисы Гениюш. Очень кстати, потому как у меня 4 автора на белорусском языке (каждый из которых настолько самобытен, что переключаться с одного на другого - как переключаться с языка на язык) и 2 на польском. Существование хотя бы одного перевода здорово облегчает жизнь. Нет, конечно, я потом и оригинал прочитаю, потому что при переводе с близкородственных языков теряется так много, что словами не передать. Но хотя бы основную канву проще воспринять в переводе, а в оригинале смотреть на детали.
Переводчик озадачился также и предисловием, за что ему большое спасибо.
А дальше - пара слов о том, что меня бесит. Из предисловия как раз:
Последние годы своей трудной жизни Лариса Антоновна провела в низкой старой избушке под высокими деревьями в Зельвеу существовала на содержании мужа. Добрей­ший и интеллигентнейший доктор Гениуш, выпускник Карлова университета в Праге, до самой кончины работал дерматологом в районной больнице. Лариса Антоновна растила цветы и писала стихи, которые по-прежнему нигде не печатались. Жили бедно, пенсии им не полагалось, так как Гениуши числились людьми без гражданства. Зато каждый их шаг находился под неусыпным присмотром штатных и вольнонаем­ных стукачей, районного актива и литературоведов в штатском. Всякие личные контакты с внешним миром решительно пресекались, переписка перлюстрировалась.
Да, жизнь Ларисы Гениюш была трудна. И трагична была тоже. Но вот это "пенсии им не полагалось, так как Гениуши числились людьми без гражданства" на мой взгляд обесценивает силу и глубину характера этой пары. Людьми без гражданства они были по собственному сознательному выбору, Ларисе Гениюш гражданство предлагали и принять его уговаривали, а вместе с ним и какие-то социальные блага, которые ей вполне могли выбить сочувствующие земляки. Отказ был принципиален.
И этот сознательный отказ все меняет.
Не "зловещий режим" не позаботился о стареющей поэтессе, она не приняла.
Не "стихия", не "так сложились обстоятельства", но воля Человека против воли Молоха.
Можно по-разному относиться к Ларисе Гениюш, она своеобразна и как автор, и как общественный деятель. Но невозможно не восхищаться силой ее характера.
И зря, имхо, очень зря Василь Быков делает из нее паточную мученицу по общеизвестному канону.
:ps: на счет "нигде не печатались" тоже спорно. Выходили сборники в советское время. Боюсь себе даже представить сколько сил положили на это Карпюк и Бичель.

@темы: крэсы, Книги