Дейдре
А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
Дэдлайн закончен, я выжила, поразительно, но факт. И теперь пошла читать однострочники. Они прекрасны. Авторы - вам всем - :red::white::white: и продолжительные овации. Они живые! Вместо однострочников много мини, но лично мне это нравится: реверс-тур строго в формате однострочников меня пугал, ожидала от него перманентного фейспалма. Но авторы выкрутились, прочувствовали, поняли. Это несказанно радует, особенно в свете загнувшегося хот-феста.
В общем, реверс-тур лично я всем рекомендую. Попробую на этот раз откомментить все заявки кроме собственных (по понятным причинам) и тех, которые не цепляют. На однострочниках обычно много таких: вроде бы и настроенческие должны быть, а вообще - ни о чем.

Август-Корнелий Гирке | Валентин Придд. В бою был ранен не Корнелий, а Валентин
вырванное мгновение застывшего времени посреди баталии. Время не стоит - все герои участвуют в происходящем, они чувствуют грохот битвы там, за пределами происходящего. Потому так хорошо смотрятся отрывистые слова и явная устремленность Гирке туда, где он еще может сделать что-то, чтобы все обошлось. Чудо, что сейчас... Лучше бы там... О, да, те, кого не задело рефлексируют так, словно забывая, что "лучшего времени" не существует.
Катари — монахиня, наставница королевы Фернанды, имеющая на неё влияние; Сильвестр — принц-консорт. «Не желаете исповедоваться, Ваше Высочество?»
Очень недобрый реверс, но совершенно прекрасный. Дорак, который не Сильвестр, а наследник знатной, но не знатнейшей фамилии становится выскочкой. Он не король, но всего лишь принц-консорт, таковы условия задачи. Может ли смириться с таким положением вещей мужчина-в-мире мужчин? Да ни за что! Конечно, он будет искать путей для получения власти и влияния. Конечно, женщина, отодвинувшая его от власти, будет для него смертельным врагом. Верю и в Сильвестра, и в Катарину, даже Фернанда верибельна, его величество Фердинанд в этом амплуа, имхо, куда более уместен, чем на своем месте.
Рупейда наоборот. Юный адьютант Вальдеса Рамон Альмейда попадает в плен к страшному и ужасному адмиралу цур зее Руперту Фельсенбургу. Столкновение менталитетов.
Шедеврально именно столкновением менталитетов, впрочем, тут не только север и юг. Ну как мог страстный южанин смириться с поражением? И как мог холодный северянин поддаться на провокацию, снизойти до ответа-в-том-же-тоне? "Я не отдам шторму свою победу" - так может сказать только человек, который слышит поступь судьбы, который стоит на вершине. И кто скажет, что адмирал и Фельсенбург не находится на этой вершине? Марикьярский мальчишка Альмейда и принц - ситуация раскрыта.
399й год. В Багерлее убивают Валентина, Вальтер Придд выходит на свободу.
Текст почти по определению эпоса: ужасен и прекрасен. Вальтер вышел на свободу, в отличие от Валентина он не растерялся. И он - не "темная лошадка". Они на равных с Рокслеем, Манриками и т.д. У него уже есть союзники и, в отличие от Валентина, он знает на что они способны. Да, есть шанс победить - все и разом. Но он уже не будет рад соей победе. Да уж не святым ... Эти ублюдки заплатят мне за сына, Генри. Ценой его жизни я называю их жизнь и их гербы. Он не свят. Герцог Придд не знает милосердия к врагам и знать в такой ситуации не может. Валентин в Багерлее дал Вальтеру последнее доказательство верности, показал себя истинным сыном Дома. Какие бы сомнения ни терзали Вальтера после убийства Джастина, теперь места для них не осталось, теперь можно только мстить, но даже реки крови не смогут смыть память этой потери.
Руперт | Кальдмеер. Лейтенант Олаф Кальдмеер — адъютант адмирала цур зее Руперта фок Фельсенбурга. еще один фантастический принц крови.
Реверс прекрасен. Если в каноне положение Кальдмеера и возраст Фельсенбурга несколько уравнивает их, то здесь шикарное неравенство, где наследник Фельсенбургов видит талантливого моряка и возвышает его - милость господина, которую юный лейтенант запомнит на всю жизнь. Фельсендург приобрел абсолютную верность, честно воздав по заслугам, но ни на мгновение не поступившись неравенством: это порой теряется в каноне, а жаль, ведь эти игры неравенств - самое прекрасное ради чего вообще стоит копать эпоху.
Алва пытается отравить оруженосца. Не смертельно, но пакостно.
Забавно! Чисто ситуативный реверс воспитательного характера.
Вальдмеер. Флот Талига штурмует Метхенберг, неудачно. Вальдес оказывается в плену у Кальдмеера. Еще один жестяной, но совершенно прекрасный реверс.
Только так и могло быть: в ситуации, когда победа была "честной", в ситуации, когда город оплакивает свои потери. Действительно, нельзя оставлять в живых вражеского адмирала, сколь симпатичен он ни был бы: удачу надо покормить.
В общем, я в диком восторге. :white:

Обзорам

@темы: ОЭ