Записи с темой: Цитаты (список заголовков)
21:25 

Несколько цитат

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
Когда в Москве шофер нарушает правила движения, его штрафуют. На Памире к такому шоферу относятся по-иному: ему ставят памятник.

Сюжет придумал лентяй, чтобы легче было жить.

Слава объяснил, что сейсмолог — своего рода психиатр, он изучает Землю, когда у нее начинаются пляски святого Витта.

В.Санин

@темы: Цитаты

04:00 

О слове, детективе и мышлении

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
Детектив — признак как социального, так и литературного здоровья.
Лениво почитываю книгу А.А. Гениса Вавилонская башня. Лениво - потому что такие вкусности нельзя читать быстро, их надо смаковать, как хорошее вино или как вожделенную конфету.

Умный человек, без лишнего пафоса рассуждающий о жизни. Как приятно. У нас принято рассуждать на умные темы доказательно, с привлечением тяжелой артиллерии из дискурсов и детерминаций, а уж про легкую артиллерию типа "оратор римский говорил...", или "в публикации Васи Пупкина..." я вообще молчу. Понятно почему так: без малого сотню лет со всех сторон нам рассказывали о том, что настоящая правда (и объективная истина) есть, и вот она, под Красным флагом. Выступает. Сама. В рамках этой правды принято было доказывать. Доказывал научный коммунизм, проза с поэзией - и те доказывали. Что уж говорить о публицистике. Были, конечно, очерки, и иные более-менее свободные формы, но не эссе, во всяком случае - не повсеместно. А жаль. Эссе - это то, с чего в идеале должно бы начинаться образование. Потому что эссе - это гон. Вежливое определение "поток сознания", которое я вынесла со школьной скамьи (конечно, нам шепотом в коридоре об этом рассказали, а какое-то многосложное определение заучивали и тогда), так вот, это вежливое "поток сознания" по сути синонимично "гону", только звучит более умно. Эссе - личное восприятие, это не нормативное (нейтральное) "что хотел сказать автор" или "идея произведения", а то, как лично я, с моим видом из окна, моими представлениями о мире, моим уровнем эрудиции и какого-нибудь там духовного развития прочитала эту книгу, что я там увидела и уяснила, с чем увязала. Эссе это личное прочтение-мнение-восприятие, а зачем личное, если есть общее?
Разве ты не видишь, что главная цель новояза — сузить диапазон человеческого мышления? Мы добьемся в конце концов, что преступное мышление станет невозможным — не будет слов для его выражения. Любую концепцию можно будет выразить всего лишь одним словом. Его смысл будет жестко определен, а все побочные значения стерты и забыты. ... С каждым годом будет все меньше и меньше слов и соответственно станет уменьшаться диапазон человеческого сознания. Конечно, и теперь нет ни причин, ни оправдания преступному мышлению. Это вопрос самодисциплины, контроля над действительностью. Но в конце концов и это не будет нужно. Революция завершится лишь тогда, когда станет совершенным язык. (с) Дж. Оруэлл

Я не фанат детективного жанра, но что-то есть в рассуждении Гениса о месте Шерлока Холмса в его реальности: Его мир ещё работает как часы. Ни разу не опоздал ни один из тех бесконечных поездов, на которых сыщик разъезжает в каждом рассказе. Ни разу не задержалась телеграмма, не было случая, чтобы не оказалось под рукой кеба, или полицейского, или свежего выпуска газеты, или чистого воротничка. В критическую минуту Холмс всегда может положиться на свою цивилизацию. Как писал верный друг Холмса Честертон, тот, кто борется с преступниками, защищает цивилизацию от анархии. В этом — романтический пафос детектива, ибо «нет приключений романтичнее и мятежнее, чем сама цивилизация». Однако романтизм детектива рационалистический: тут ничего не остается на долю случая, судьбы, рока. ... Шерлок Холмс сидит на месте и ждет звонка в дверь. Преступление здесь отклонение от нормы, которое лучше всего подчеркивает ее этическое и эстетическое достоинство.

@темы: Цитаты, Страницы из блокнота, Книги

00:00 

О высокой поэзии и прозе жизни

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
- Почему?! - рычал инспектор. - Почему? Да как же вы смеете? Кто вас уполномочил? Вы думаете, пане Шумский, что столь безнаказанно можно издеваться над бедным изработавшимся налоговым инспектором?
- Кто издевается, дорогой мой? За что такое обвинение?
- Как то есть за что? - выл он. - Как за что? Я прихожу. Вы меня встречаете весело, с улыбкой, с дьявольской вежливостью! Вы предлагаете мне кресло! Вы угощаете меня освежающим напитком, которого я так жаждал, вы говорите со мной о каких-то стихах - хорошо, я все стерпел, я думал, что вы мне зубы заговариваете. Но затем - вы платите! Наличными! Не пытаясь добиться отсрочки или рассрочки! Хотя бы на неделю! Или две! Он платит, бессовестный! Платит, преступник! На стол деньги выкладывает! Двадцать три года я работаю инспектором, и никто еще со мной так жестоко не обходился! Ты - Шумский? Скотина ты, вот кто! На колени! Умоляй, проси, пресмыкайся! Немедленно предложи, что сейчас заплатишь только сто злотых, а остальное станешь вносить помесячно!


Юлиан Тувим Чудо с налоговым инспектором

Великолепный рассказ, прямо-таки ода бытовой ненависти всех ко всем. Диссонансу быть. Когнитивному. Да, я употребляю эту словоформу вполне по делу.

Тут еще немного его юмористической прозы. В целом типичная для того времени социальная сатира - что Нушич, что Чапек писали о том же: о ненависти всех ко всем, о раболепстве и докучливости окружающих. Но некоторые рассказы я прочитала с удовольствием - жизненно и забавно. Фоново любопытно характерное ли это явление для славянских литератур или в европейских такие юмористы-человеконенавистники тоже были - не припомню. Был, конечно, Иштван Рат-Вег, но у венгров тогда имелись те же проблемы, что и у братьев славян. А в английской литературе, французской? Впрочем, не настолько любопытно, чтобы брать лопату и идти копать.

@темы: Книги, Страницы из блокнота, Цитаты

10:58 

Штрихи к портретам

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
Весь ужас женской доли. Интернациональный:
Была у моей бабушки закадычная подруга, чуть постарше ее, но еще даже покрепче. По вечерам, бывало, она отправлялась в остерию, сажала своего пьяного мужа в тачку и отвозила домой. Звали его Чапалос — это не греческое имя, а просто кличка, означающая: «бери кость». Однажды вечером жена везла его на тачке, а он сидел, свесив ноги через бортик, в отрешенно-униженном состоянии человека, ставшего всеобщим посмешищем. В тот раз наши взгляды встретились, я увидел его глаза под полями старой шляпы.

Все перипетии «Илиады» мы переживали и в классе, где видели уже не товарищей, а одних лишь героев Гомера: их приключения становились нашими собственными. Например, когда мы, читая «Илиаду», дошли до того места, где Гомер называет Аякса «глупой грудой мяса», Титта — Аякс, воспылав ненавистью к Гомеру, стал протестовать, словно поэт еще в те незапамятные времена решил оскорбить лично его, Титту.
А когда дело дошло до смерти Гектора, для нашего Гектора — Луиджино Дольчи наступил звездный час. Бедный Луиджино! Его, словно презренного червя, волокли по земле вдоль стен Трои:
«Черные кудри крутятся, глава Приамида по праху
Бьется, прекрасная прежде, а ныне врагам Олимпиец
Дал опозорить ее на родимой земле илионской!»
Луиджино был мертв.
«Мать увидала,
Рвет седые власы, дорогое с себя покрывало
Мечет далеко и горестный вопль подымает о сыне»

Класс сидел затаив дыхание. Только Стаккьотти, которому Вулкан выковал новые доспехи, мог обратить троянцев в бегство одним своим криком.
Но у Стаккьотти тоже было слабое место: пятка. И тогда троянцы вчетвером схватили его, стащили с ноги башмак и стали яростно лупить по пятке угольниками для черчения.

Федерико Феллини Делать фильм

@темы: Про людей и человеков, Цитаты, Стотыщ фейспалмов кряду, Любопытство кошку сгубило, Книги

12:19 

Вся наша жизнь

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
― Позвольте, ― говорил в соседнем отделении старческий голос: ― я еду из Петербурга, с билетом первого класса. Сажусь в этот поезд, и что же вижу? Первого класса вовсе нет. Что прикажете делать с билетом? Ведь, надо бы скандал устроить, да уж такой у меня характер спокойный. Надо бы скандал устроить.
Кондуктор ответил, что рад бы, да первого класса нет, что поделать. Генерал опять начал жаловаться. Когда кондуктор, наконец, ушел, он встал и, прохаживаясь, забрел в отделение Алеши.
― Представьте, ― начал он: ― еду из Петербурга с билетом первого класса.
― Знаю, ― сказал Алеша. ― Неприятно. Значит, судьба, ваше превосходительство.
Генерал поправил очки и сказал:
― Вы полагаете, судьба. То, что я должен ехать во втором классе ― судьба?


Б.К. Зайцев "Дальний край"

@темы: Книги, Особенности национального быта, Цитаты

10:06 

Ничего не изменилось, кстати

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
Студенты ему мало нравились. Их было несколько подразделений: студенты–политики, затем хлыщи, зубрилы и огромная масса никаких.
Первые собирали деньги — таинственно, иногда глубокомысленно; устраивали сходки, говорили «студенчество», «публика». Путейский институт называли «Путейкой», Технологический «Технология». Вторые приезжали на рысаках — это были дети богатых инженеров; они носили рейтузы, высочайшие воротнички, проборы; почти все заказывали чертежи и проекты.
А зубрилы сторожили каждый чих профессора, вид имели беспокойный и знали наизусть расписания лекций. Перед начальством трепетали. Большинство же, никакие, наполняли собой аудиторию, как водой: нельзя было понять, есть они, или их нет. Эти брали количеством, срединой, посредственностью.
Б.К. Зайцев "Дальний край"

@темы: Особенности национального быта, Книги, Цитаты

Записки водоплавающего архивариуса

главная