Записи с темой: филологический камень (список заголовков)
15:43 

Не могу не

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
:lol: Вот уж во истину - не будь!
изображение

Мама говорит дочери:
- Дочка, какие нехорошие слова ты стала употреблять - сатана, дьявол...
-Мама, между прочим, их Шекспир употребляет!
- Не играй с ним больше.

@темы: Юмор, Филологический камень

23:58 

Тао Юаньмин

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
Списывались тут на днях с одной знакомой, пытаясь совместиться в пространстве и времени. Барышня не из домоседных, да и меня локализовать в пространстве не так уж просто. Естественно, разговор зашел о планах, и барышня позвала меня в страну Утопию: может быть какую-нибудь найдем.
Ну, что ей на это ответить? Я уже искала, там была и все такое: в нашей стране тоже завалялась пара-тройка легендарных стран-Утопий, где молочные реки и кисельные берега, где мальчики с девочками, а девочки - с мальчиками, где, не знаю, добрый царь-батюшка восседает на золотом троне, а бдительный генсек ночами не спит - судьбы мира вершит. Читайте сказки - там указан самый короткий маршрут. Читайте - и идите, волшебных стран нет на картах, но из этого не следует, что их в принципе нет.
В общем, не во всех была, но в конкретных доводилось. Мне там не понравилось, если что. Волшебные страны, они такие: их искать интереснее, а когда находишь - постоянно чего-то не хватает. Дальше хочется. Ну не создан человек для рая, не создан: ничего не происходит в этом вашем раю. Скучно. В какой-то момент непременно станет скучно. Но ей удачи пожелала, разумеется. Пусть ищет - может быть найдет что-нибудь подходящее, может быть - вернется и расскажет. А пока, в частности, побеседовали мы об утопиях. Ну, европейские понятно: их не знает только ленивый. А она со мной китайской поделилась.
Тао Юань-Мин Персиковый источник
изображение
Про этого поэта я уже слышала: тот еще великий попаданец и родоначальник поэтов-отшельников. Здесь можно посмотреть про жизнь и творчество. Наш человек. И стихи красивые.
Так вот, почитала я этот Персиковый источник - благо он совсем коротенький. А хороша утопия, как песня хороша. Непонятно как должно быть организовано это общество (ну разве что по заветам предков), но финал:
Я спросить попытаюсь
у скитающихся на свете,
Что они понимают
за пределом сует и праха.

Я хотел бы тотчас же
устремиться за легким ветром, -
С ним подняться бы в выси,
с ним искать бы тех, кто мне близок!

@темы: Филологический камень, Страницы из блокнота, Книги, Дорожные байки

02:20 

Прислали

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
Если бы кто-то меня спросил,
Как я чую присутствие высших сил —
Дрожь в хребте, мурашки по шее,
Слабость рук, подгибанье ног, —
Я бы ответил: если страшнее,
Чем можно придумать, то это Бог.

Сюжетом не предусмотренный поворот,
Небесный тунгусский камень в твой огород,
Лед и пламень, война и смута,
Тамерлан и Наполеон,
Приказ немедленно прыгать без парашюта
С горящего самолета, — все это он.

А если среди зимы запахло весной,
Если есть парашют, а к нему еще запасной,
В огне просматривается дорога,
Во тьме прорезывается просвет, —
Это почерк дьявола, а не Бога,
Это дьявол под маской Бога
Внушает надежду там, где надежды нет.

Но если ты входишь во тьму, а она бела,
Прыгнул, а у тебя отросли крыла, —
То это Бог, или ангел, его посредник,
С хурмой «Тамерлан» и тортом «Наполеон»:
Последний шанс последнего из последних,
Поскольку после последнего — сразу он.

Это то, чего не учел Иуда.
Это то, чему не учил Дада.
Чудо вступает там, где помимо чуда
Не спасет никто, ничто, никогда.

А если ты в бездну шагнул и не воспарил,
Вошел в огонь, и огонь тебя опалил,
Ринулся в чащу, а там берлога,
Шел на медведя, а их там шесть, —
Это почерк дьявола, а не Бога,
Это дьявол под маской Бога
Отнимает надежду там, где надежда есть.
(с) Д.Быков
Вконтакт оказался классной штукой. Представляете, открываете сообщение, а там такое. По-моему это здорово, когда на смену "письмам счастья" приходит что-то в этом духе. Отправила дальше - вирус должен распространяться - а сама подумала, что в этом весь Быков. Проза у него тоже такая: вроде скользишь по тонкому льду архетипического, морщишь носик, киваешь: да-да, неплохо реализовано. Баналите, но неплохо. Потом увлекаешься, пробирает. Баналите, все равно остается баналите, но почему-то такое живое, ненормальное, играющее. И ты начинаешь смутно понимать, что не баналите, а постмодерн, но к финалу все равно оказываешься не готов, в финале тебя все равно ничто не спасет от взрыва, сметающего в кашу рецепторы восприятия. Ну да, в другой раз, когда книга уже не первая, когда знаешь чего ждать - не взрывает, просто опаляет. Но в первый раз- это экстаз.

@темы: Филологический камень, Совершенный постмодерн, Книги

18:51 

Коллеги, вспомним как это было?

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
12.10.2013 в 19:00
Пишет энтони лашден:

приглашение на процесс
Благодаря Зое Черкасовой я несколько уточнил для себя понятие "лингвиста" и теперь знаю, что в общемировой практике лингвист - это такой парень, который занимается компьютерной обработкой языка, автоматизацией переводов, нейролингвистикой, которая изучает всякие классные штуки внутри мозга, всякими занятными вещицами вроде умных строк и умного набора, но конкретно тут я говорил о печальных парнях с Факультета Международных Отношений, где в специальность лингвистика входит исключительно восточное языкознание.



«Филолог – это еще не приговор», - говорит мне К., с грустью разглядывая три сумки с литературой на семестр. «В конце концов, я смогу преподавать», - убеждает она то ли себя, то ли меня в том, что ее жизнь не окончательно сошла с рельсов успеха, которые ведут к скромному двухэтажному домику в пригороде Минска и лошадке, жующей траву, скошенную на склонах Альп.

К. не особенно повезло: она думала стать послом в Корее, крутиться на кожаном кресле консула и слушать кей-поп по ночам, но у факультета международных отношений были абсолютно другие планы на ее будущее, которые К. приняла со слезами на глазах, видя проходные баллы. В результате этой драматической истории, провоцирующей на написание сценария и снятие трехсерийного фильма «Бедная К», моя дорогая девочка, прижимающая к груди любимый томик Бодлера, оказалась в числе счастливых двух тысяч, зачисленных на филологический факультет.
Теперь только путешествия из одного конца света в центр Минска с пятью книгами в руках, теперь только ночевки во «Fridays’» и распитие кофе в промышленных масштабах в дворике по соседству! Теперь-то К. узнает, что филология – это не просто рассуждения о голубых занавесках, символизирующих ностальгию автора по детству, филология – это хардкор, бессонница, чтение семи произведений за одну ночь и перевод со старорусского на греческий.

Но хорошо, К., может, не единичный случай крушения лодки романтических надежд в суровой буре жизненных трудностей, но не все же две тысячи пришли на филологический факультет исключительно потому, что проиграли титул и наследство в казино и теперь вынуждены исполнять гнусные требования умирающего дядюшки, чтобы оказаться в завещании. Кто эти люди, алчущие разгрызть тонкое тело филологии? Кто эти монстры, готовые учить по пять языков только для того, чтобы потом оказаться в общеобразовательной школе № 11 и смотреть с классом на уроках «Анну Каренину» с Джудом Лоу? Кто эти воины лингвистики, языкознания, эти титаны славянской диалектологии и истории славянского языка?

Возможно, это ваша лучшая подруга, которая отвечает категорическим отказом на предложение переночевать у вас, потому что у нее еще не дочитана книга. Возможно, это ваш знакомый, который сидит в кинотеатре и плюется: «Боже, как они переврали источник… Книга была лучше». Возможно, это ваша сестра, которая, только-только научившись читать, принялась за сказки народов мира.
Присмотритесь. Филологи. Они среди нас.

Люди, которые сознательно выбирают филологию как свою основную специальность, заслуживают как минимум памятника, потому что мало кто возвратился из этого дальнего путешествия к берегам лингвистической Аркадии. Начав однажды читать и понимать, о чем идет речь, ты уже не можешь остановиться. Когда ты узнаешь, что в книгах порой бывает заложен смысл, а иногда – по несколько смыслов, а иногда смысл в том, что смысла нет (спасибо спонсору этого примера, основателю театра абсурда Самюэлю Беккету), первое, что ты понимаешь, - вся твоя жизнь была ложью.
Наслаждение совсем не в теплом шампанском из горла, не в абрикосах из банки и даже не в горячем шоколаде с зефирками – наслаждение кроется в понимании текстов, их интерпретации и чувстве, насколько все взаимосвязано в этом мире.
Схожее ощущение дают наркотики, и неизвестно, что разрушает жизнь больше: героин или история зарубежной литературы 20 века.

Кроме того, что филология позволяет постичь мир под совершенно другим углом, чисто случайно, где-нибудь у выхода из факультета, она может предложить вам продать душу в обмен на несколько удивительных знаний из области теории литературы.
Я не понимаю, почему, выходя из дома, я не встречаю растяжек: «Филолог? Остановись, пока не поздно!». Или «А где были вы, когда ваш ребенок увлекся литературой?». Филология – это опасное мероприятие, и в нем есть ряд ужасающих медвежьих капканов, в которые попадаются юные трепещущие умы.

Искушение первое: сменить фамилию на «Розенталь»
читать дальше

Искушение второе: удариться в структурализм и постмодернизм.
читать дальше

Искушение третье: помнить в лицо все мертвые души.
читать дальше

Искушение четвертое: сделать татуировку с любимыми цитатами.
читать дальше

Искушение пятое: забыть о существовании реальной жизни.
читать дальше

Берегите себя и своих филологов.


URL записи

@темы: Жру мозг, скуриваю текст. Быстро. Недорого, Юмор, Филологический камень

05:12 

При встрече с единорогом - танцуйте.

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
02:06 

Ноябрь

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
15.11.2013 в 17:50
Пишет Teressa:

Ноябрь — это такое время,
когда меняешь себя совсем:
уже не с этими и не с теми,
не нужен этим, противен тем.
Не спится ночью, а если спится —
такие сны, что вообще держись,
и собираются по крупицам
осколки прошлого в эту жизнь.

Лоскутный мир твой давно просрочен,
нет ветра — сдутые паруса.
Ты все ломаешь — так, между прочим,
на сон оставив хоть три часа —
без капли жалости, грусти — что ты! —
они придут, но куда поздней.
Ломать привычное «дом-работа»,
все то, что тянется много дней.

А те, кто были, держались рядом,
теперь — досадная часть тебя,
осколки мыслей.
Жалеть не надо,
не удержались — ну, не судьба.
Ноябрь верит в плохих и жестких,
так слепо рвущихся выше звезд.
Таких и гладят по мягкой шерстке.
Таким и рушат последний мост.
Решай, где будешь стоять и падать,
решай, с кем выйдешь в чужой январь,
пока над городом листопада
висит проклятьем сплошная хмарь,
пока еще за окном не минус,
а мокрый снег и нетвердый плюс.

Глотай несладкие витамины,
гадай, теперь за кого боюсь.

А за стеклом — неподвижный город,
дыханье четкое, ветра скрип.
Зима уже невозможно скоро,
пока здесь паника, осень, грипп,
пока здесь дышится чьим-то счастьем,
и камень помнит июльский жар,
пока течет по твоим запястьям
его искомканная душа.
Сплошные улицы одиночеств,
прозрачный воздух, успеть в метро,
и кто-то спросит: «Чего ты хочешь?»...

Уже
не хочется
ничего.

Такое небо — бери и властвуй, и все поверят, что ты — король,
а ты берешь в свои руки ластик, и все стираешь до цифры ноль,
и гордость скользко, голодным змеем шипит, все прошлое костеря.

Подумай, что ты вообще имеешь, пока и это не потерял.
(с)nuantiel

URL записи

Здесь еще можно почитать, у автора есть хорошего и есть всякого, на мой вкус хорошее стоит того, чтобы простить всякое.

@темы: Филологический камень

15:58 

Зеленая лампа и конспирологические теории

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
Огорошила тут на днях меня знакомая вопросом:
- Что такое зеленая лампа?
- Рассказ такой был, - отвечаю я, лениво прихлебывая кофе.
- А в 1917 он уже был?
Понятия не имею, почему-то решила, что автор рассказа - О'Генри, но на всякий случай проверила. Правильно, что проверила - Грин. И написан рассказ в 1930 году. Общество "Зеленая лампа" в Париже тоже помню, как не помнить, но и оно, знаете ли, в 1917 году не просто не оформилось - в проекте не существовало.
Сидим, думаем уже на две головы: как же так: и в эмиграции, и в Советской России - да по зеленой лампе? Ну, две головы - хорошо, а 3 - лучше. Стучу Амелия Б. и спрашиваю:
- Что такое зеленая лампа?
- Рассказ такой был, - отвечает Амелия.
Я сползаю под стол от смеха, понимая, что вот он, культурный код. Был. Рассказ. Факт.
- Не, - говорю, - рассказ мы уже нашли.
- Литературное общество в Париже, - вспоминает Амелия.
Я рыдаю. Общество признаю - было, факт. Но и в эмиграции, и в России да по зеленой лампе... Это ж вам не жук чихнул, это заговор! Или хотя бы символизм какой-то.
- Заговор, - соглашается Амелия. - Или символизм - один леший.
Так, сойдясь в диагнозе, филологические дамы отправились искать тамплиеров, вооружившись словарями и энциклопедиями. Нашли почти сразу еще одну Зеленую лампу, Пушкин и ко. Называлось - потому что зеленый абажур...
- В зеленые абажуры я не верю. Отмазка для общественности - да, но не для литературоведа, который вознамерился раскопать заговор! И все равно что-то не сходится. Малоизвестное литературное общество начала XIX века - и такое значение? А где же тамплиеры? Тамплиеры-то где?
Тамплиеров нашла Амелия, ткнув меня носом в связи первой "Зеленой лампы" с "Союзом благоденствия".
- Все ясно, - говорю. - Политика! А они там все масонами были, это научно доказанный факт! Значит лампа - лампа и есть, в смысле - маяк, фонарь, источник света. А вот почему зеленая - сейчас разберемся!
Открываем поисковик и находим, что Зеленый цвет в масонстве - символ одоления и победы.
Итак, отлично! Первую часть заговора мы раскрыли, зеленую лампу нашли. Теперь вопрос - что она делает в повести 1917 года, да еще и у писателя, который интерьер практически не описывает. Да еще и святочной ночью?
- Светит, надо полагать... - задумчиво комментирует знакомая.
- Конечно светит, - глубокомысленно соглашаюсь я, - вопрос: кому?
Дальше мы пошли по линии религиозной символики цвета - творчество писателя позволяло - и вырулили на зеленый как цвет жизни.
- Ладно, - говорю. - Про масонов ты не пиши, не поймут. И про заговор не надо, еще донесут кому следует, наши открытия пока будем в тайне держать. А вот про победу и одоление - можно.
Человек ушел довольный со своим символом в зубах, а я осталась придумывать новый конспирологический сюжет, но это уже совсем другая история.

@темы: Филологический камень

01:16 

Мантра дня

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
Не спутать ветер и поток с бурей и натиском. :-D
Вроде везде себя за руку поймала, но автозамену в документе на всякий случай запустила.

@темы: Филологический камень, Совершенный постмодерн

16:05 

Н. Эрдман "Мандат"

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
- Папа, простите меня, но я спас Рос­сию.
- Но, позвольте, Россию спасал я, от­чего же раздевать ее будут другие.
- Мамаша, если нас даже арестовать не хотят, то чем же нам жить, мамаша? Чем же нам жить?

Собственно, нарезка, но как хорошо они рядом смотрятся! Вся русская интеллигенция и типа-интеллигенция в едином дискурсе.

Николай Эрдман пьеса Мандат. Непростой человек, сложная судьба и глубокие вещи.
Позавчера мне посоветовали его почитать, вот я и решила не откладывать в долгий ящик. Очарована: абсурд и постмодерн (в метафорическом смысле, конечно:)). Злободневно, читается на одном дыхании. Прекрасная сатира, когда с одной стороны - страшно, пока еще страшно. С другой - смешно глубинным нутряным смехом, потому что "когда смешно - не страшно", как говаривал Задорнов, потому что есть точка, в которой выходишь за пределы страха, остается только смех: не злой, совсем не злой. Чистый, спокойный, непринужденный. Смех отчаяния, наверное, в конце концов - "отчаяние частная форма покоя", как пел Непомнящий.
"Мандат" - вещь очень цельная. Отдельные фразы - чудесны, их хочется тащить на статус (ну куда еще сейчас цитату тащить?:)), но в контексте они звучат гораздо сильнее, рука не поднимается вырезать. Постоянная смерть пафоса - в абсурде всего происходящего ему нет места. Совершенно шикарное смешение пространств и смыслов, из которых вырастает новый знаковый уровень. читать дальше
Мои восторги, конечно, очень бурные, потому на всякий случай сразу: "Мандат" - это не про политику или не столько про политику, "Мандат" - это про жизнь. Нашу с вами русскую жизнь, во всей ее многозначности.

@темы: Филологический камень, Совершенный постмодерн, Книги, 5000 знаков про страдания

00:54 

Образ будущего

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
Некоторое время назад уже поднималась тема новых знаков препинания, но в таком виде она меня еще больше смешит. А что, вполне верю в то, что лет через n такой диктант вполне появится. Ну или не совсем такой, но похожий. С заданием "правильно расставьте смайлики" так точно появится.

14.10.2013 в 23:28
Пишет CherchezLaFemme:

06.04.2013 в 23:39
Пишет jazzzzman:

Диктант
П...лесосил Павлик пол. Кот Катя играл со свистком. Пот...рял Катя свисток. Зак...тился свисток под диван. Хотел Павлик под диваном проп...лесосить, сунул туда шланг и вт...нул свисток. Застрял свисток в центре шланга. Бдык, ФИИИИИИИИИ!!! Пер...срал от свиста Павлик, уронил п...лесос. Пер...срал Катя сильнее Павлика, сдриснул на кухню и там вместе со шторами и г...рдиной из-под потолка на пол п...зданулся. Горшок с кактусом по пути зац...пил и землю по всей кухне рассыпал. Кричит Павлик: "Катя, п...д...рас, я тебе с...йчас последние яйца от...рву!". Прошел час. Пр...шла Лена и ...х...ела. Сидит Катя на шк...фу, в дальний угол з...бился, лишний раз мякнуть боится. П...лесосит Павлик пол со страшным свистом. ...бало злое, недовольное, а на г...лове у Павлика большие наушники, играет в них д...бстеп громко. Рж...т Лена.

Задания к диктанту:
1. Расставьте пропущенные буквы, цифры и смайлы.
2. Расскажите текст своими словами маме, соседу и друзьям в Фейсбуке.
3. Представьте себя на месте Павлика. Расскажите, что бы вы сделали с котом.
4. Представьте себя на месте кота. Расскажите, что вы думаете о хозяевах, давших вам имя Катя.
5. Придумайте, как достать свисток из шланга и напишите в редакцию, мы передадим Павлику.
6. Живите каждым днем.

URL записи

URL записи

@темы: Филологический камень, Юмор

08:28 

Чужие мысли и наблюдения

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
В ранней юности, чуть ли не гимназистом, он [Мережковский] пошел к Достоевскому. Тот сказал: "Страдать надо, молодой человек, тогда писать будете". Это Мережковскому мало подходило. Но самого Достоевского, выросши, превознес он чрезвычайно.

Думаю, судьба русского символизма полней всего выразилась в судьбах Блока и Белого. Мережковский так до конца и остался литератором-профессионалом, "теоретически" принявшим христианство. (Церковным он никогда не был, но Евангелие читал ежедневно).
Блок и Белый заплатили судьбой своей за символистические опыты и видения.

Во что, собственно, верили эти люди? Вот Брюсов прямо говорил: ни в что. Бальмонт хоть солнце обожал, Блок же и Белый питались просто миражами.

(с) Зайцев Б.К. Серебряный век. Из воспоминаний и размышлений

@темы: Филологический камень, Страницы из блокнота

21:43 

Перечитывая Э. По

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
Перечитывала сборник рассказов Эдгара По и недоумевала: какой ужас, как это вообще можно было читать? Как этим можно было восхищаться? У меня в молодости что, вообще вкуса не было? Так продолжалось первые два рассказа («Метценгерштейн», «Рукопись, найденная в бутылке»). Я уже приготовилась разочарованно закрыть книгу и не мучить себя дальше, но внезапно пошли читаемые вещи: «Морелла», «Король Чума» и т.д. Прекрасная и правильная мистика, где непонятно чертовщина тут происходит или особенности восприятия такие, начался великолепный психологизм, который мне у него так нравился, так что все там есть. Интересно, это ранние вещи у него вообще слабее или я где-то на важном месте соскальзываю с символического восприятия и вопрошаю «где обоснуй»? Равновероятно. В более поздних вещах обоснуя уже не требуешь, потому как все логично.

@темы: Филологический камень, Книги

20:56 

lock Доступ к записи ограничен

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
04:00 

О критиках и фандомной литературе

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
Вот, дошла до точки, где для меня пока не кэп. Моэм пишет о себе как о попсовом писателе, задачей которого является удовлетворение вкусов публики. Кокетничает ли он? Моэма я читала давно и, в общем, случайно. Я помню, что "Театр" мне понравился. Были какие-то рассказы, которые произвели впечатление. Но это было очень давно. "Театр" помню сносно - помню фабулу, помню несколько цитат. Но я бы не взялась за "Подводя итоги", если бы мне их не порекомендовал человек, чьему вкусу я доверяю, и если бы меня не интересовало как люди "оглядываются назад". Да, в последнее время меня волнует эта тема. Может быть сказывается внутреннее подведение итогов.
Так вот, я помню, что те вещи Моэма, которые мне попались, были скорее симпатичны, чем нет. Мне нравилась живость характеров, легкость и непринужденность слога. Нравилось, что показана неоднозначность мотиваций, а также столкновение нескольких "внутренних языков" и процесс "реконструированных" переводов с внутреннего на внешний. Но как-то большой любви к его книгам не случилось: прочитала, оценила, больше не возвращалась, других книг не искала. Может быть поищу теперь. Но популистом тогда он мне не показался. Тут есть два варианта: автор, привыкший играть с публикой, играет до последнего предела, либо с тех пор представление о том, что есть популярная литература, сильно изменилось. Вероятны оба варианта. Второй вероятнее, но я допускаю и первый - на всякий случай.

Так вот, про теперь слайды про фанфики. Их уровень неуклонно снижается: и литературный, и идейный. Критиковать сейчас в принципе не очень-то принято - ФБ тому хороший пример, но и на материале ОЭ-фандома видно. У меня стойкое ощущение, что 99% текстов написаны "на коленке", что они не проходят даже авторской вычитки: написал - выложил в сеть. Опечатки укажут читатели. По идее, текст проходит несколько стадий формирования: в голове возникает идея, от идеи как-то набрасывается сюжет (кто-то пишет подробный план, кто-то - сразу текст, не конкретизируя задумку, но это не значит, что план не сложился где-то в подсознании, просто вытаскивать его лень). Потом текст пишется (иногда он выкладывается в процессе). Только это еще не конец. Первый вариант текста нужно перечитать через некоторое время и снова выправить. Но до этого часто не доходит. Из-за этого в сети много посредственных текстов (иногда - хуже, чем посредственных).
К фанфикам, по старой традиции, подходят по мерке художественной прозы. А не зря ли? Недавно в одной дискуссии? которую я наблюдала молча, высказали любопытную мысль: фанфикшену я прощу много ошибок, потому что он есть проводник к фэндомной общности. А принадлежность к фэндому сама по себе весьма дорогого стоит. Серьёзной книге много ошибок не прощу, потому что их ничем нельзя компенсировать. (с)
Вот я и думаю, а правильно ли читать большую часть фанфиков как литературное произведение? Вот Моэм что пишет:
Критик — худший судья пьесы. Подумайте сами: ведь пьесы воспринимает некое собирательное существо — публика; эмоция, которой зрители заражаются друг от друга, весьма существенна для драматурга, ему как раз и требуется эпидемия; он должен увлечь зрителей так, чтобы они стали инструментом, на котором он мог бы играть, и реакция их — резонанс, тон, чувство — становится частью спектакля. Но критик приходит в театр не чувствовать, а судить. Его дело — уберечься от заразы, которой охвачены остальные, и сохранить самообладание. Он должен оставаться холодным и рассудительным. Боже его упаси слиться с публикой! Его дело — не играть свою роль в спектакле, но наблюдать его со стороны. В результате он видит не ту пьесу, которую видят рядовые зрители, потому что в отличие от них он сам в ней не участвует. А раз так — вполне понятно, что он предъявляет к пьесе иные требования, чем публика. Но выполнять его требования бессмысленно. Пьесы пишутся не для критиков. Вернее, так не должно быть. Но драматурги — чувствительные создания, и, когда им говорят, что их пьесы — издевательство над взрослым человеком, это их огорчает. Им хочется сделать как лучше, и вот молодые, ищущие драматурги, этакие невинные души, садятся писать пьесы с идеями.
(с)
Не стоит ли посмотрит на фанфики с этой стороны? А что, и читатель, и автор захвачены одной эмоцией, одним фаном. Мыслей в большинстве текстов нет, но так они и в этом случае и не нужны. И достоверность не нужна - нужен драйв. Может быть поэтому так популярен слэш: нечто в большинстве своем заведомо недостоверное, при этом с легким ароматом запретного, но не требующее приложения умственных усилий для дешифровки? Греховность без включения в текст планов души и духа. Ну да, всегда остается меньшинство, подгруппа "критиков" - людей книги, которым по старой привычке от текста и идеи хочется, и выверенности, и стройности какой-то. Но en masse выходит, что ценность фанфика в том, что он вообще написан, а не в том, что это текст.
:ps: Да, для меня это "5000 знаков про страдания".

@темы: Философствование, Филологический камень, 5000 знаков про страдания

09:55 

Шикарно!

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
13.06.2013 в 11:29
Пишет Diary best:

Пишет пособник дьявола:





Экзамен принимает Фёдор Достоевский:
— К экзамену готовились?
— Да.
— А не задумывались ли Вы над тем, что учебник для Вас выступает в роли злого демиурга новых знаний и понятий, и лишает Вас по мере его изучения все большей и большей свободы, заставляя дрожать в страхе при мысли подумать не так, как в нем написано?

Экзамен принимает Николай Гоголь:
— Итак, я бы желал знать, есть ли у вас студенты, которые в ведомости значились бы, но на экзамен не пришли?

Экзамен принимает Иван Крылов:
— Вам известно, кто такой Эзоп?
— Нееет...
— Отлично!

читай дальше

URL записи

Не свое | Не Бест? Пришли лучше!



URL записи

@темы: Филологический камень

15:12 

Давно хотела почитать такую книжку

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
М. А. Кронгауз Самоучитель олбанского.

Олбанский язык? Это тот странный русский, который существует в интернете? Произнося слово «олбанский», мы вспоминаем «В Бобруйск, жывотное!» и «аффтар жжот», подмигиваем и хохочем. В этой книге автор тоже много смеется и рассказывает забавные истории появления слов и выражений олбанского языка. Но главное — он пытается ответить на вопрос, что за странный эксперимент с русским языком происходит в интернете, в котором все мы — вольно или невольно — участвуем. Кто его ставит и зачем?

Пока только бегло посмотрела начало. Написано очень простым языком, т.е. будет понятно вообще-не-специалисту, но с соблюдение структуры научного текста - и методология вам, и объект, и объективность. Этому я тоже очень рада - у нас вообще плохо с популярной литературой. Да, банальные вещи, даже самоочевидные, но есть и очень интересные аналогии. В целом мне пока скорее нравится. Давно хотела подобного исследования про язык в интернете.

@темы: Филологический камень, Книги

16:29 

Синтаксис!

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
:lol::vict::five::nerve::kaktus::mosk::lol::vict::five:


Скачать бесплатно Сергей Трубецкой - Синтаксис простого предложения на Muzebra.com.

Товарищи, это прекрасно! Найденная у opheliozz песенка напомнила мне самый страшный период моих филологических штудий. Коллеги, послушайте!!!! Только предварительно запаситесь валидолом! Это пять, так передать настроение и состояние - это пять!

@темы: Филологический камень

07:44 

Самая верная типология

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
В одной дискуссии всплыл «Маятник Фуко», и я решила перечитать. Как и всегда с хорошими книгами - вылавливаешь массу прекрасных цитат, которые не запомнил, а то и не заметил. Вот есть одна, которой я не могу не поделиться, бо шедевр и истина суть:

– Люди делятся на кретинов, имбецилов, дураков и сумасшедших.
– Кто-нибудь остается?
– Я-то уж точно. Хотя и вас обижать не хочется. Если сформулировать точнее, любой человек подпадает под все категории по очереди. Каждый из нас периодически бывает кретином, имбецилом, дураком и психом. Исходя из этого, нормальный человек совмещает в разумной пропорции все эти компоненты, иначе говоря, идеальные типы.

У. Эко «Маятник Фуко»

@темы: Филологический камень, Совершенный постмодерн, Книги

04:51 

В ожидании «Рассвета»: можно ли спасти эпопею?

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
– Оставьте, генерал, – посоветовал Ворон, – это скучная книга… Ужасно скучная и ужасно длинная… Все куда-то зачем-то идут и друг друга убивают… Но неудачно… А они все идут, и идут, и идут… Кошмар…

В.Камша «От войны до войны»


Возможно, автор просто сглазила себя случайно. Народ уже не в первый раз отмечает, что эта фраза суть исчерпывающий эпиграф ко всей эпопее (1, 2)
Некоторое время назад я писала о жанровом своеобразии ОЭ, и выяснила, что постмодернизма там нет. Была неправа: есть. Только кривой. На уровне языковой игры. Подробнее можно почитать по тэгу Самоучитель старогальтарского языка, однако эта подборка пока неполна и до обобщения руки у меня не дошли. Как бы там ни было, на уровне языка задана определенная структура мира и ряд специфических особенностей. Другой вопрос, что чтобы языковая игра была игрой, ее надо воплощать последовательно, из тома в том, на разных уровнях, подкидывать более и менее сложные ключи, подкидывать ключи, которые не требуют специальных знаний, и главное: обыгрывать этот ряд уровне действия и наблюдений героев. Иначе получается, что символы есть, но никак не влияют на сюжет. Щи отдельно, котлеты отдельно хороши в столовой, а в художественном тексте они подаются вместе. А если не вместе, то получается, что Автор спохватился, что литературно-игровой лабиринт-то больно прост, и все желающие давно его прошли, и решил надстроить, так сказать, еще несколько этажей, путая следы до такой степени, что лабиринт развалился просто на глазах. ... Перестраивать же под взглядами изумленный публики этот самый «лабиринт» каждый раз, когда-то кто-то догадывается, где выход, как-то некомильфо. Автор под конец о лабиринтах пишет уже не стесняясь. Дескать, кто еще не догадался? Это ж символ! Как у классиков. ( cliffordina И смех, и грех).
Запасной аэродромчик, рассуждая о феномене правильных читателей, высказала мысль, что нормальный текст можно прочесть как кинковый. Почему нет, в хороший текст многое заложено, кто-то может там и кинк свой найти, если пороется. А вот кинковый текст уже нельзя прочесть как нормальный. Там даже приключенческой смазки по большому счету нет – интрига нужна только затем, чтобы «обосновывать» кинк. Я поспорю - даже кинковый текст может быть прочитан как нормальный, если читатель привык к вдумчивому чтению. Тогда он просто мысленно переписывает текст, достраивает не обозначенные в тексте конфликты и т.д. Точно также, как любитель кинкового текста переписывает текст нормальный.
Можно ли взять «Полночь», демонстративно кинковый текст, напрочь лишенный композиции и глубины, и продолжить его нормальным текстом, да еще и сохраняя хоть какое-то единство?

Идея текста в ее развитии

В ОЭ все менялось: менялись репортеры, менялись авторские оценки, менялась жанровая принадлежность, менялась идея текста. Роман плаща и шпаги, мир конкретных людей уступил место миру массы, миру человека вообще. А потом автор решила (совсем как наше правительство, если верить официальной риторике), что человек сам не может определять свой путь и уж тем более путь страны, так что пришлось вводить фюррера. Про НЕХ хорошо высказалась Arme, в одном из своих постов имени Полуночи: Не понимаю, зачем нужна тема бесноватых-одержимых и т.д. - когда массовый психоз, как таковой, сам по себе штука не самая хорошая. Чтобы потом оправдать тех "правильных ребят", которые прикажут убивать, "объективными обстоятельствами", ибо читатель XXI века - штука, избалованная представлениями, пусть и поверхностными, в среднем, об "общечеловеческих ценностях", гуманизме и пр., и просто "наши победили" ему мало? Чтобы Талиг в очередной раз победил вопреки всему возможному? ... сцепка темы одержимости с темой "имел я ваш Талиг!" - признаться, смущает. А сцепка очевидна - с учетом уже проевшего всем плешь ура-патриотизма в исполнении главных положительных героев.
Вот это и есть идея последнего тома, идея того, к чему мы шли через все ранее изданные тома и пришли наконец. Социальные конфликты застилают все плащи и шпаги, все метафизические процессы.

Метафизика Излома

«Что происходит?» - вопрос, который в процессе прочтения на все лады не задавал только ленивый. Помните всефандомный стон «заче-ем?!» На данный момент мы видим НЕХ и человека, который пытается удержать существующий миропорядок, уже треснувший по швам или, как прекрасно сформулировала это Arme в упомянутом выше посте:
Когда я вижу в тексте эпитеты, коими сиятельный граф Савиньяк, "глядя в палантир", награждает людей, "пошедших на правеж"... ну да, я вполне понимаю чувства "аристократа с накрахмаленными манжетами". Но вполне понимаю и чувства тех, кто этих аристократов хотел видеть "на фонарях" - нет ничего лучше, чем взаимность.
Давайте посмотрим на историю Изломов - о которых мы что-то знаем из книг эпопеи. Я не рассматриваю Изломы, про которые бегло упомянуто в приложениях - картина там описана однобоко, применительно к той или иной теме. Цельного представления из канона не составишь, а про свой фанон писать здесь я полагаю неуместным. Итак:
1) Излом времен Ринальди. Вылезают изначальные твари, их загоняют обратно, аристократия крови допускает в свои ряды "простых смертных", которые не являются потомками Ушедших. Принимается эсператизм, который дает духовные основания для этого. Да, они в целом скорее не равны эориям - смотрят на них свысока до падения Кабителлы, но все же - теперь они есть. Избранных людей приближают к полубогам.
2) Излом времен падения Кабителлы. Франциск Оллар низвергает полубогов и провозглашает мир людей. Он также создает для этого духовные основания - олларианство. Отныне дворянин - лучший слуга короля и короны, это не право крови, а лишь личные и родовые заслуги. Конечно, представление о праве крови из головы не выбьешь, но оно перестает быть официальным аргументом. Собственно, поскольку голубая кровь Франциска весьма сомнительна - оно уместно и объяснимо.
3) Излом последних томов эпопеи. Право крови вообще перестает быть аргументом. За время минувшего Круга дворянство последовательно жалуется верным слугам короны, для примера - офицеры из Торки (см. историю Жермона Ариго), дворянство времен Двадцатилетней войны. Логично, что к нынешнему Излому мы пришли к низвержению аристократов: если они такие же как и мы, то зачем они нам? На фонарь!
* На основании приложений можно предположить, что один пропущенный Излом (Волн/Молний) - это Излом теократии (кстати, ознаменовался переносом духовной столицы в Агарис (399 год К.В.), а агары у нас завистники, ненавистники, носители искаженной истины). Однако, точных данных нет, есть пара строк в приложениях, этого мало.

Великая Кэртианская Революция

Собственно, аллюзии на нее мы уже видим - Свободная Дженифер, казнь короля и т.д. Только террор Савиньяка - не якобинский террор. Вот вообще. Это нагнетание обстановки среди пока еще лояльных к королевской власти и традиционному миропорядку людей. Дети на оэголике сколько угодно могут распинаться о том, как это правильно - вырезать бесноватых, но как только начинают вырезать тебя/твоего друга/брата/свата - как-то интересы государства становятся абсолютно неактуальны. А если не становятся - такого человека лечить надо. Революцию мы видим только глазами репортеров-аристократов, это дает некоторую надежду, хотя и очень смутную.
Что на эту тему пишет Камша:
Я и мой товарищ были в Олларии около двух недель назад. Погромы прекратились, в городе появилась власть; она представляется очень странной, но она есть. Чего в Олларии нет, так это Создателя. («Полночь», репортер Пьетро).
Итак, в столице у нас что-то вроде революции (по форме, во всяком случае), на границах сосредоточено некоторое количество армий, над которыми восставшие не имеют контроля. Вместе с тем предполагается последовательный выпил недовольных (т.е. бесноватых). Народу в среднем своя рубашка ближе к телу, собственная жизнь, а также жизнь сына/жены/друга/кума/брата/свата, нежели абстрактная идея блага Талига. Имеем ввиду, что описан мир, в котором уровень развития технология не современный. Это мир, в котором нет всеобщего среднего образования, нет интернета и телефона, даже почты нет (что очень странно, но факт), письма в каноне передаются только с оказией. Это мир, в котором Талиг - абстрактная идея, там невозможен патриотизм в нашем понимании, с централизованной и систематической пропагандой. И там нет своего Жан-Жака Руссо (либо нам о нем не известно, но может ли такое быть? Вряд ли), есть "матерьялисты" списанные с тургеневских нигилистов. Это не "Евангелие от Жан Жака". Кэртианская революция поначалу является бунтом: нет организующей идеи. Но это не значит, что эта идея не может родиться в процессе. Сам факт наличия Свободной Дженифер говорит о появлении идеологии у бунта и так бунт становится революцией - реорганизацией мира, свержением установленных порядков в целом, а не в конкретных частностях, установлением нового миропорядка. И тот факт, что "бесноватые" как-то организовали свою жизнь в столице и создали свое общество - свидетельствует в пользу революции, а вовсе не непонятной мистической НЕХ.
Мне все это напоминает старую притчу об отравленных колодцах.
Действия Ли Савиньяка закономерно подстегнут развитие и распространение отравленной воды социальных идей, бо своя рубашка ближе к телу: у нас ожидаемо должна "взбеситься" треть населения, а сколько у той трети братьев, сватьев и т.д.?

Закономерное развитие сюжета

Исходя из вышеизложенного, а также по 100500 раз обозначенное даже самыми ленивыми законное регентство Ноймаринена, я вижу два основных варианта.
1) развитие в соответствии с законами Излома и социальных концепций: революция по всей стране, при этом Кэналлоа и Ноймаринен скорее всего отложатся от Талига. Возможно, их примером вдохновятся и другие провинции - мне нравится мысль о Северном Союзе - Надор, Прида и Номаринен, при объявлении Манрика вне закона. Впрочем, отлагаться не обязательно. Торжество революции приведет к изменению миропорядка, да. Даешь талигойскую демократию, о, да! В общем, либо откроется "эпоха революций", либо надо установить конституционную монархию, если совсем уж последовательно. А что? Возвращение Ракана: Приглашаем истинного короля на договорной основе!). Поражение Савиньяка в той игре, которую он затеял - вопрос времени. В какой момент его же собственные солдаты взбунтуются? Когда им придется вырезать целые деревни мирных жителей? Талигойские деревни. Помните, как Ричард Окделл мимоходом поминал, что солдаты вели себя в замке прилично, поскольку они не среди врагов? Чтобы отправить солдат вырезать свои - талигойские - деревни, надо на идеологическом уровне убить в них людей: враг - это не человек, это тварь, которую надо убить. Очевидность, про которую кто только не писал. Для примера процитирую Е. Сенявскую Психология войны в XX веке - исторический опыт России:
Любая война начинается задолго до ее объявления, которому обязательно предшествует идеологическая и психологическая обработка населения официальными пропагандистскими структурами, внушающими народу мысль о необходимости и неизбежности грядущей войны, о защите национальных интересов, происках врагов, внешней угрозе и т.д. и т.п. Играя на патриотизме, национальных чувствах, традициях и предрассудках, объявляя свои цели благородными и справедливыми, а цели потенциальных противников низменными и корыстными, пропаганда каждой из сторон - участниц будущей войны закладывает в сознание своего народа образ врага, воскрешая старые обиды и выискивая новые, на которые можно опереться в современной ситуации. Психология "свой - чужой" в кризисный период обостряется до предела, проходя путь от высокомерно-пренебрежительного отношения до полного неприятия иной культуры, носителем которой является враг.
Так вот, чтобы талигойцы начали убивать талигойцев, их надо соответствующим образом обработать. Направление обработки мы видим: бесноватые.
Какими силами располагает Лионель Савиньяк? Лионель, я бы предпочел, чтоб вы продырявили Манрику плечо и выехали в Надор на смену Симону Люра, - говорит Сильвестр (Лик Победы). Армия расквартирована в Надоре и можно предположить, что набрана она из местного населения. Точно также как основу армии в Торке составляют местные жители (не только, но в основном они). Точно такую же картину мы видим на юге: и адуаны, и кэналлийцы. Резонно - зачем перебрасывать народ на другой конец страны без крайней надобности? Будь полки завербованы в Савиньяке или хотя бы в Эпинэ - можно было бы говорить о конфликте север-юг и тогда фап армии на маршала был бы объясним. Но это скорее всего полки из местных. Им предлагают выжигать землю своей провинции, с некоторой долей вероятности - родные деревни и города.

2) развитие в рамках борьбы за власть. Основа для этого конфликта есть в законодательстве Талига: законный регент - Ноймаринен, а Савиньяк не желает подчиняться его решениям. При этом Придд становится естественным союзником Ноймаринена - пока жив Манрик, как минимум, да и потом тоже. Робер Эпинэ - естественным союзником Савиньяка - это его плата за выход из мятежа с сохранением титула и владений. Он уже в долгу перед Арлеттой, если уж на то пошло. Я ставлю на победу Ноймаринена, который не предлагает массовых выпилов, что бы там ни говорили герои протагонисты. Этот вариант приведет к восстановлению олларианского миропорядка, где человек - слуга короны, а дворянин - лучший слуга короны.
Камша старательно ведет к победе Савиньяка, но действие замирает на середине: дальше может быть что угодно (я не рассматриваю спойлерные главы исчезнувшего из издательства Рассвета). Где-то, кстати, звучали предположения о том, что Савиньяк на самом деле повелитель Молний. Я не согласна, но доля истины в этом есть. Ноймаринен не эорий, Савиньяк - эорий. Власть эориев перестала быть центром духовной структуры мира уже давно, излома эдак 3 назад. Попытка "отмотать назад" бессмысленна, даже если предположить, что на тонком плане мир не развивается, оставаясь неизменным: а это не так, ратоны тому живое доказательство.

Итак, какую-то логичную последовательность, несмотря на все рывки эпопеи, можно вычленить (это не снимает всех «зачем?!»). В рамках этой последовательности надо:
- убрать тему Гайифы и гайифского корпуса. Композиционно она неуместна вообще, от слова совсем.
- поставить Арлетту на место: она женщина в мире мужчин, но ей об этом никто пока не сказал.
- поставить на место Савиньяка, который пытается "занять чужое место" - он не является законным регентом Талига.
- раскрыть тему социальных идей хотя бы с двух точек зрения, как это было сделано в «Пламени Этерны» и «Талигойской Балладе».
Последний пункт - главный. Это приведет действие к какому-то единству - пусть относительному, пусть кривому. Это вернет верибельность описанной в первых томах эпопеи мистических моделях (о них в другой раз). Пока что это можно сделать в «Рассвете». В этом случае мы получим цикличность действия: «Пламеня Этерны» - «Талигойская Баллада» - «Отблески Этерны». И «пусть круг сменяет круг», пусть новые социальные концепции сменяют уже отжившие. Только эпопея, в отличие от двух изломных повестей, показывает события «под микроскопом». Делать революцию или не делать - не столь важно, оба варианта, которые я вижу, кажутся мне вполне логичными и равновероятными. Можно восстановить закон и порядок, можно утвердить новый закон. Только восстанавливать закон и порядок надо законными средствами, а утверждать новый - в соответствии с закономерностями социального развития. Кэртиана - не земля, конечно, но аргумент не катит: слишком уж списана модель изменения картины мира: от богоподобных Императоров до революции.

Обзорам

@темы: Филологический камень, ОЭ

20:03 

Слова, такие слова

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
Внезапно в маршрутке до меня дошло, что слова друг и другой - это одно слово. Или, по меньшей мере, образованы от одного корня. Я не поверила - слишком уж различается значение - и полезла в словарь. Но Фасмер подтвердил:
Друго́й читать дальше
Друг читать дальше

Вот как интересно разошлись значения слова. У меня "другой" стоит в одном ряду с чужак, не похожий на меня, не такой. А друг, соответственно, как нечто близкое ко мне, тот, на кого я могу опереться. Почти противоположные же значения.

@темы: Совершенный постмодерн, Филологический камень

Записки водоплавающего архивариуса

главная