Записи с темой: театр (список заголовков)
00:27 

Кого же все-таки убил Отелло и при чем здесь Чебурашка?

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
...в этих грустных краях, чей эпиграф - победа зеркал,
при содействии луж порождает эффект изобилья...


Ходили на Отелло в Сатирикон.
Есть разные "не мое": не мое, а жаль: когда ты способен увидеть реальность так, но некто успел раньше. Да-да, только тут я могу предоставить себе зависть к чужому успеху. Не мое, и хорошо: когда ты никогда бы не расставил акценты так, как это сделал другой, но все же вы видите одну картину. Такое "не мое" делает тебя богаче. Или вас обоих, если твое восприятие этого самого "не мое" имеет для автора смысл. И не мое, но интересно. Чисто в культурологических целях и с точки зрения этнографического интереса: совсем чужое, но явно имеет смысл.
Вот "не мое, но интересно" это "Отелло" Юрия Бутусова. Я правда вижу насколько это сложно, многозначно и ярко, но почувствовать не могу. При том что "и голос был сладок, и луч был тонок", при том что сценическое пространство организовано великолепно, при том что игра воды и света прекрасна, при том, что зеркала безмерны и работают на все сто. О, какие там зеркала! Можно сказать "я дурак", но это не совсем верно. Можно сказать что лыжи не едут, тоже будет ошибка. И лыжи едут, и ты не дурак, просто во всем многообразии вселенной есть прекрасные вещи не для тебя.

:ps: А Чебурашка там действительно есть. И не только, ой не только. Концептуальнейший, в общем, постмодерн.

@темы: Светская жизнь, театр

20:50 

Двенадцатая ночь

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
На прошлых выходных мы отправились на Двенадцатую ночь и не пожалели: это было действительно очень смешно! Оказывается, из-за проблем с авторскими правами был специально создан новый перевод. Огромное спасибо переводчику, это же какой труд - подготовить настолько душевный текст, который, к тому же, так замечательно ложится на музыку!
Мальволио фантастически прекрасен - островок здравомыслия среди хаоса! Шут, как хорош шут! И как они прекрасны вместе с сэром Тоби Белчем! Не следить за этой парочкой мудрых озорников было совершенно невозможно: они полнокровно радовались жизни. Порой чуток слишком. Впрочем, Фесте, как и должно шуту, был полукомичен, полутрагичен. Даже Мария не могла эту трагичность сгладить. Орсино великолепно страдал и пенял насмешникам, мучил добрых девушек стихами, доводя честных зрителей до истерики. Кстати, мне очень понравились групповые сцены - стайки придворных чудо как хороши. Прекрасен Антонио, он как будто забрел в комедию случайно, попутав страницы тома и ошибившись пьесой - настолько полнокровно трагичный персонаж. Пожалуй, они с Мальволио бы поняли друг друга!
Так что большое спасибо всем участникам театра ТеНер. Подарили нам веселый вечер.

@темы: Театр

11:32 

3. Трудно быть богом. Киун

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
Киун — Алексей Колчин Персонаж, незаслуженно забытый мною в предыдущей части рецензии. Сперва я думала просто добавить его, но затем решила вывести в отдельный пост. Потому что роль хоть и небольшая, но знаковая. "Только встретишь человека - а поговорить некогда". Именно через Киуна раскрывается прекрасный наш дон Румата по отношению к миру и к гонимым грамотеям. Он говорит не с ними, он продолжает долгий внутренний монолог. Гонимый грамотей хоть и подает реплики, но не о том. Они друг друга не слышат. Если для Киуна необходимость скрыться - вопрос жизни и смерти, то для Руматы такой вот сюжетообразующей значимости нет. Его надлом, его боль, постоянное неприятие жестокости окружающего мира и подступающее безумие вступают в противоречие с простейшей реакцией перепуганного человека: бежать(собственно, замри или беги). Дон Румата, ощущая за собой поддержку более развитой цивилизации, проходит иную пытку, страх перед действием, запрет на действие. И этот запрет ведет к еще большему разладу. Именно при встрече Руматы и Куина мы видим огромную пропасть между порывом (желанием) и действием.
изображение

@темы: Театр

17:56 

1. Трудно быть богом. Свет

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
Видимо, писать буду в несколько постов, потому как сформулировать в одном все и сразу не очень получается. Написание вдумчивой рецензии - это повторное проживание действия, даже более глубокое, чем чистое восприятие зрителя. Того, что нам дали вчера, было очень много. Это сложно осмыслить за один раз. И еще сложнее написать связным и цельным текстом. Мне очень хочется сказать многое, но получается слишком сумбурно, потому историю разделю на несколько частей, чтобы не отвлекаться от темы.
Итак, сегодня утром я вернулась из театра, Свое время подарили прекрасный вечер, плавно переходящий в утро: закончили заполночь. В афише обещали эскизный показ, и перед спектаклем режиссер Микаэль Штерн еще раз напомнил об этом. "Вы присутствуете при рождении спектакля", - сказал он. Так и было. Вещь уже вроде бы проявилась, но еще не обрела совершенную завершенность каждой детали. Тем не менее, в этом виде оно стоило себя и оказалось вполне самоценно. Я давно не перечитывала "Трудно быть богом" (решила, что в этом нет необходимости, поскольку помню роман довольно неплохо). Сейчас сожалею об этом, потому что переосмысление текста сильно отвлекает от восприятия постановки. И все же это потрясающе - видеть не пересказ, а чужое прочтение. Но меньшего я и не ожидала.
Происходящее разделено на несколько планов бытия, связанных, как и положено, неразрывно и неслиянно. Они действительно связаны - авторским произволом и фабулой, но пересечение их трагично, оно приносит боль и разочарование всем участникам контакта. Впрочем, об этом позднее. Сперва о главном.
Огромную роль играл в соприкосновении вселенных свет. Или его отсутствие. Итак, была тьма, и тьма играла. Были тени, и играли тени. Был свет. Безжалостный, яркий, ослепляющий как лампа в комнате для допросов. Сначала мне показалось, что это концепт - и концепт прекрасно бы сложился, если бы этого света не было бы слишком много - часть спектакля я просто не видела, потому что приходилось прикрывать глаза рукой. Потом удалось выяснить, что это техническая проблема - заменили отсутствующий софит тем, что нашлось под рукой, а вообще яркий свет должен быть более мягким. Тем не менее, не могу не сказать: этот яркий свет лампы, наводящий на мысль о допросной комнате, мне казался бы совершенно уместным, не будь его так много. Это одновременно и подчеркивание "то, что происходит прямо сейчас" и крик зрителю" чист ли ты? Посмотри в себя, что ты делаешь?". В некоторых сценах именно этот свет был уместен, именно он разбивал неизбежное отчуждение зрителя. Я оценила. Даже если потом этот безжалостный свет исчезнет - я не забуду его.
Тьма. Эффект затемнения для нас уже вполне привычен, мы постоянно видим его в кино, но когда за затемнением что-то происходит - это воспринимается иначе. Ты не видишь, но чувствуешь. И от этого сила восприятия только увеличивается. Да, понятно, что во многом там чисто технические моменты вроде смены декорации, но все равно - действие продолжается. Звук от передвигаемых предметов гармонично вписывается в целое. Тьма - это не только страшное, это еще и неведомое, а роль неведомого в художественном пространстве "Трудно быть богом" огромна. Это и темные века, и ты постоянно возвращаешься к мысли о том, что эта тьма до сих пор в нас: тема сталинских репрессий высовывается из каждого упоминания о коммунарах, но дело не только в этом. Дело в том, что происходит сегодня.
Тени. О, это экстаз. Вот, дон Рэба, к примеру, ну не прекрасен ли, возникая на пересечении лучей? (Кстати, отдельно и забегая вперед: как он прекрасен!).

Тени играют меньше, чем могли бы - здесь вообще должно быть множество полутонутов и движений, которые кажутся чем-то другим. Мне так кажется, я этого ожидала и оно было, но меньше, чем хотелось бы.
Итак, свет - который должен бы выхватывать истину, подчеркивать главное. Свет заливает сцену, когда речь идет о реальности: о том мире, который создает дон Рэба! Это неожиданно, но насколько важно. Жизнь прогрессоров проходит в тени. В тени проходит и жизнь первооткрывателей - светочей разума. Возможно, позднее история вытащит их из тлена небытия, но "здесь и сейчас" - они тени. Мир определяют не они. Признать, принять это непросто. Согласиться, наверное, еще сложнее. Потому что следующий вопрос: с чем согласиться, а если нет - за что бороться? Все происходящее напоминает о том, что ответ куда сложнее, чем кажется.


@темы: Светская жизнь, Театр

Записки водоплавающего архивариуса

главная