• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: философствование (список заголовков)
15:03 

Анекдоты про Николая I

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
Два крупных "долгостроя" было в царствование Николая I: Исаакиевский собор и железная дорога Петербург-Москва. Был еще "скорострой" - мост через Неву, но по городу ходили слухи, что спешка и многочисленные "экономии" в строительстве приведут к тому, что мост этот простоит недолго.
Князь Меншиков изрек по сему поводу следующее: "Достроенный собор мы не увидим, но наши дети увидят; мост через Неву мы увидим, но наши дети не увидят; а железную дорогу ни мы, ни наши дети не увидят".
Когда же дорога эта была все же достроена, выяснилось, что грамотно эксплуатировать оную никто не умеет. Решено было сдать ее в аренду. Американские дельцы постарались (дали "на лапу", кому следовало) и развернули дело весьма прибыльное для них, чего нельзя было сказать о россиянах. Именно тогда в Петербург прибыла персидская делегация- знакомиться с российскими достопримечательностями. Персам показали учебные заведения, армию, флот и в завершение всего железную дорогу.

читать дальше

Отсюда. Там еще немного есть.

А вообще - вот так читаешь и понимаешь - ничего не изменилось. Ни-че-го. Вот, к примеру, цитата уже из Николя II: «Я ... стараюсь ни над чем не задумываться и нахожу, что только так и можно править Россией. Иначе я давно был бы в гробу». Утащила отсюда. Смотришь, смотришь и думаешь - на Украину эмигрировать что ли? У них хоть Майдан шевелится.

@темы: Юмор, Философствование, Околоисторические разыскания

13:36 

Вот ты какая, китайская грамота

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
 在很多年以前,有三个家世显赫的青年,他们离开家族的庇护,来到这个大陆闯荡,磨练自己,为将来能成为家族的继承人做准备。
  世间的事,就是如此巧妙,本来没有任何关联的三个人,居然在同一个地方相遇了。这个地方叫做“梨园”。三人从开始的一言不合而大打出手,到后来的把酒言欢,促膝长谈,好不潇洒。于是,三人就地结拜成为兄弟,史称“梨园三结义”。
  “梨”通“离”,或许这个不经意的巧合,也预示了他们将来的命运。如果他们知道以后会发生的事,他们一定会宁愿从来也没有遇见过对方。
  三兄弟一起闯荡江湖,煮酒论剑,好不潇洒。然而,就在三兄弟携手笑傲江湖之时,他们命运的转折点出现了。
  那转折,只因一个女子的出现。女子翩然而立,仿若谪仙。
  三个年轻人同时爱上了美丽的姑娘——梁羽若,后来,羽若选择了其中一人——魔教少主,夜绝。
  残酷的现实让另外两个青年悲痛欲绝,情若手足的兄弟从此天各一方。

Прислали мне тут документ, и я его рассматриваю. Красиво, между прочим. Особенно красиво, когда все окно ворда заполнено такой вот грамотой. Рекомендую в качестве дневной медитации.

@темы: Философствование

23:17 

Наблюдательное

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
Программы размножаются делением, сложением и умножением: в зависимости от масштаба задачи и понимания принципов работы с тем, что уже имеется.
А удаляются только по одной.

@настроение: Я не хотел быть сисадмином, я хотел по любви...

@темы: Философствование, Человек и машина

17:34 

Человек человеку - ?

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)

А какая таблетка вы?


Забавный тест, да и в тему пришелся. Мы вчера спорили на тему "человек человеку учитель" - я не согласна с этой мыслью. Не учитель или, во всяком случае, не только и не столько. Человек человеку может быть грезой и мифом, может быть спасением, поддержкой, ушами, глазами - чем угодно. Может быть и волком - не будем забывать классиков. Я чаще думаю, что человек человеку книга. Книга может быть всякой: пустой, нужной, горькой, радостной. Может затронуть, а может быть "ни о чем".
Человек человеку лекарство - интересная мысль, особенно если рассматривать жизнь в вакууме как хроническую форму болезни: все эти бесконечные безответные вопросы - что они, как не?
— У вас больной вид, — вынес вердикт он.
— Отравление.
— Чем?
— Реальностью.

(с)

Лекарством могут быть живые - которые рядом, деятельно вмешиваются в твою жизнь, у которых есть свои мечты и желания, которые всегда могут выкинуть коленце, которые неподконтрольны. Лекарство живых - энтропия или лотерея - всякое может случиться.
Лекарством могут быть выдуманные - они тоже люди, порой идеальные, иногда - не очень. Каждый из призванных к жизни персонажей - наша сила и наша слабость, наше лекарство и наш яд. Наш собеседник, наконец. Пусть даже эта беседа ведется опосредовано, через пустой лист с моей стороны и через его жизнь - там.
Лекарством могут быть мертвые - оставленный ими след может сделать многое. Когда-то мы сдавали экзамен по зарубежке и с нами сдавал старший курс. Принимала экзамен дама - именно дама: это больше, чем безликое "преподаватель", она воплощала собой свой курс. Так вот, она спросила у девочки с другого курса, которая вклинилась между нашим Ренессансом на пересдачу: в романе "Госпожа Бовари" есть фраза "она развращала его из могилы", как вы понимаете ее? Девочка ответила что-то банальное, сводившееся к пересказу сюжета. Ответ в общем-то был правильным, но без понимания.
Я вернулась домой и прочитала "Госпожу Бовари". Она действительно развращала его из могилы, потому что человек человеку яд, когда за деревьями не видно леса, когда человек видит в другом свою игрушку или беспорочного игрока. Человек человеку лекарство, когда людей связывает любовь: не важно какая, братская, христианская, мифотворческая, эротическая... Когда уходит любовь, человек человеку становится ядом.
Тут мне вспоминаются слова из другой книги, сказанные вообще о третьей (или истинно первой, это как посмотреть): Если ты нарушаешь Книгу, ты нарушаешь мир, если нарушаешь мир, то нарушаешь тело. Вот чего мы не поняли. Тора выпускает какое-нибудь слово из своей оболочки, оно является на мгновение и сразу же прячется. И является оно только тому, кто его любит. Это можно сравнить с очень красивой женщиной, которая прячется в своем жилище, в глухой комнатушке. У нее единственный возлюбленный, о существовании которого никто не подозревает. И если кто-то другой захочет ее изнасиловать, схватить ее своими грязными лапами, она взбунтуется. Она знает своего любовника, приоткрывает дверь и показывается на мгновение. И тут же снова прячется. Слово Торы открывается только тому, кто его любит. А мы, мы хотели говорить о книгах без любви и в шутку…
(с)

@темы: Философствование, Личный легендариум

08:40 

ОЦЕНКА ТЕРПЕНИЯ С ПОЗИЦИЙ НОРМЫ И ИДЕАЛА

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
Ефанова Л.Г. ОЦЕНКА ТЕРПЕНИЯ С ПОЗИЦИЙ НОРМЫ И ИДЕАЛА // Вестник ТГПУ. 2006. №5.
Интересная статья, обстоятельная. Подробно проанализировано понятие терпения и однокоренные к нему, т.е. рассматриваются самые разные качественные характеристики терпения, а также отношение к ним. Написано, кстати, довольно просто.

Наверное, я очень нетерпеливый человек. Чем дальше - тем меньше понимаю где в терпении добродетель, пусть терпят другие. Ибо - раз прогнешься - на шею сядут. Что бы там ни говорили про русский характер, в нем есть единственный пробный камень - терпение. Если терпят - пока терпят - все хорошо. Это и в личных отношениях - все эти проверки на предмет "что ты от меня стерпишь", устраивают их сплошь и рядом и далеко не всегда можешь простить тому, кто устроил. Это и на уровне государственной власти - что ты еще перетерпишь, многонациональный народ Российской Федерации, а? Терпишь? Ну, терпи, терпи... В общем, статья хороша на самопоковыряться: смотришь на это самое поле значений и задаешь себе вопрос - а на кой черт терпеть-то? Ну, есть вещи, которые себе дешевле перетерпеть, это да. Точнее даже не перетерпеть, а отойти в сторону.
В общем все эти "курить вредно", заботливо развешанные вокруг, я бы заменила на "вредно терпеть". Так оно мне милее.

@темы: Философствование

11:16 

Про фандомную битву

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
кто не торгует собственной душой,
не знает про ее существованье!
В.Коркия

Несколько дней назад ездила в Магнитогорск и в частности проезжала Агаповский район. Увидев въездную стелу не удержалась от смешка - полное постмодерн в сердце моем, постмодерн в глазах моих, постмодерн в окружающем мире. Водитель поинтересовался чего это я. Рассказала ему про агапэ и шутливо посетовала на предмет "сколько всякого валяется в моей голове" и заметила, что все-таки есть что-то приятное в знаниях, которые не продашь. Ну кому в современном мире надо агапэ?
В общем-то я слукавила, агапэ легко продать - спрос обеспечивает православная церковь и всяческие околоэзотерические штудии, которые так модны сегодня. Но по сути, думаю, мысль была верной: те прекрасные и бесполезные знания, мысли и образы, которые лежат у тебя в голове и не востребованы на рынке как-то особенно приятны. Тем, что время на них тратишь исключительно из любви к искусству, я даже думаю, что ими человек и жив где-то в глубине души. Однако тут есть существенное но: в тот день и час, когда этот самый пласт вдруг станет востребованным (а в современном мире никогда не угадаешь что именно станет востребованным) - сам фактор спроса изгадит прекрасную бесполезность знания. Даже если ты его не продашь - все равно изгадит. Просто потому, что есть спрос и добровольно упущенная возможность получить потребительские плюшки. Это как в анекдоте про копеечку - было бы две.
Пожалуй, именно поэтому мне не нравится ФБ как идея - она создает спрос на то самое прекрасное, но бесполезное. А прекрасное, ставшее полезным уже менее прекрасно, потому что его прекрасность ограничена заявленным функционалом проф.пригодности, в случае ФБ - призовыми баллам (которые ничего не дадут материального, но которые есть) и условиями левела. А еще - установленной датой дэдлайна. Благотворительные аукционы мне, впрочем, нравятся еще меньше. Строчить ширпотреб под соцзаказ и получать за это фиксированную зарплату по-моему честнее. Вот интересная статья в тему Про фан-фики в структуре современного лит. процесса, спасибо Шано.
А так, можно снова Коркию вспомнить: Мне не смешно, когда маляр негодный бесстыдно обнимает шар земной!

@темы: Философствование, 5000 знаков про страдания

04:00 

О критиках и фандомной литературе

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
Вот, дошла до точки, где для меня пока не кэп. Моэм пишет о себе как о попсовом писателе, задачей которого является удовлетворение вкусов публики. Кокетничает ли он? Моэма я читала давно и, в общем, случайно. Я помню, что "Театр" мне понравился. Были какие-то рассказы, которые произвели впечатление. Но это было очень давно. "Театр" помню сносно - помню фабулу, помню несколько цитат. Но я бы не взялась за "Подводя итоги", если бы мне их не порекомендовал человек, чьему вкусу я доверяю, и если бы меня не интересовало как люди "оглядываются назад". Да, в последнее время меня волнует эта тема. Может быть сказывается внутреннее подведение итогов.
Так вот, я помню, что те вещи Моэма, которые мне попались, были скорее симпатичны, чем нет. Мне нравилась живость характеров, легкость и непринужденность слога. Нравилось, что показана неоднозначность мотиваций, а также столкновение нескольких "внутренних языков" и процесс "реконструированных" переводов с внутреннего на внешний. Но как-то большой любви к его книгам не случилось: прочитала, оценила, больше не возвращалась, других книг не искала. Может быть поищу теперь. Но популистом тогда он мне не показался. Тут есть два варианта: автор, привыкший играть с публикой, играет до последнего предела, либо с тех пор представление о том, что есть популярная литература, сильно изменилось. Вероятны оба варианта. Второй вероятнее, но я допускаю и первый - на всякий случай.

Так вот, про теперь слайды про фанфики. Их уровень неуклонно снижается: и литературный, и идейный. Критиковать сейчас в принципе не очень-то принято - ФБ тому хороший пример, но и на материале ОЭ-фандома видно. У меня стойкое ощущение, что 99% текстов написаны "на коленке", что они не проходят даже авторской вычитки: написал - выложил в сеть. Опечатки укажут читатели. По идее, текст проходит несколько стадий формирования: в голове возникает идея, от идеи как-то набрасывается сюжет (кто-то пишет подробный план, кто-то - сразу текст, не конкретизируя задумку, но это не значит, что план не сложился где-то в подсознании, просто вытаскивать его лень). Потом текст пишется (иногда он выкладывается в процессе). Только это еще не конец. Первый вариант текста нужно перечитать через некоторое время и снова выправить. Но до этого часто не доходит. Из-за этого в сети много посредственных текстов (иногда - хуже, чем посредственных).
К фанфикам, по старой традиции, подходят по мерке художественной прозы. А не зря ли? Недавно в одной дискуссии? которую я наблюдала молча, высказали любопытную мысль: фанфикшену я прощу много ошибок, потому что он есть проводник к фэндомной общности. А принадлежность к фэндому сама по себе весьма дорогого стоит. Серьёзной книге много ошибок не прощу, потому что их ничем нельзя компенсировать. (с)
Вот я и думаю, а правильно ли читать большую часть фанфиков как литературное произведение? Вот Моэм что пишет:
Критик — худший судья пьесы. Подумайте сами: ведь пьесы воспринимает некое собирательное существо — публика; эмоция, которой зрители заражаются друг от друга, весьма существенна для драматурга, ему как раз и требуется эпидемия; он должен увлечь зрителей так, чтобы они стали инструментом, на котором он мог бы играть, и реакция их — резонанс, тон, чувство — становится частью спектакля. Но критик приходит в театр не чувствовать, а судить. Его дело — уберечься от заразы, которой охвачены остальные, и сохранить самообладание. Он должен оставаться холодным и рассудительным. Боже его упаси слиться с публикой! Его дело — не играть свою роль в спектакле, но наблюдать его со стороны. В результате он видит не ту пьесу, которую видят рядовые зрители, потому что в отличие от них он сам в ней не участвует. А раз так — вполне понятно, что он предъявляет к пьесе иные требования, чем публика. Но выполнять его требования бессмысленно. Пьесы пишутся не для критиков. Вернее, так не должно быть. Но драматурги — чувствительные создания, и, когда им говорят, что их пьесы — издевательство над взрослым человеком, это их огорчает. Им хочется сделать как лучше, и вот молодые, ищущие драматурги, этакие невинные души, садятся писать пьесы с идеями.
(с)
Не стоит ли посмотрит на фанфики с этой стороны? А что, и читатель, и автор захвачены одной эмоцией, одним фаном. Мыслей в большинстве текстов нет, но так они и в этом случае и не нужны. И достоверность не нужна - нужен драйв. Может быть поэтому так популярен слэш: нечто в большинстве своем заведомо недостоверное, при этом с легким ароматом запретного, но не требующее приложения умственных усилий для дешифровки? Греховность без включения в текст планов души и духа. Ну да, всегда остается меньшинство, подгруппа "критиков" - людей книги, которым по старой привычке от текста и идеи хочется, и выверенности, и стройности какой-то. Но en masse выходит, что ценность фанфика в том, что он вообще написан, а не в том, что это текст.
:ps: Да, для меня это "5000 знаков про страдания".

@темы: Философствование, Филологический камень, 5000 знаков про страдания

16:48 

Про Библию и литературу

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
Сколько мне известно, наш язык — единственный, в котором пришлось создать особое обозначение для определенного вида прозы — purple patch («Пурпурная заплата» — кусок текста, выделяющийся эффектным, изысканным языком.). He будь она столь характерной, в этом не было бы надобности. Английская проза скорее вычурна, чем проста. Но так было не всегда. Нет ничего более хлесткого, прямолинейного и живого, чем проза Шекспира; однако следует помнить, что это был диалог, рассчитанный на устную речь. Мы не знаем, как писал бы Шекспир, если бы он, подобно Корнелю, сочинял предисловия к своим пьесам. Возможно, они были бы столь же манерны, как письма королевы Елизаветы. Но более ранняя проза, например проза сэра Томаса Мора, не тяжеловесна, и не цветиста, и не выспренна. От нее отдает английской землей. Мне думается, что Библия короля Иакова оказала пагубное влияние на английскую прозу. Я не так глуп, чтобы отрицать ее красоту. Она величественна. Но Библия — восточная книга. Образность ее нам бесконечно далека. Эти гиперболы, эти сочные метафоры чужды нашему духу. На мой взгляд, не меньшим из зол, какие причинило духовной жизни в нашей стране отделение от римско-католической церкви, было то, что Библия надолго стала ежедневным, а нередко и единственным чтением англичан. Ее ритм, мощность ее словаря, ее высокопарность вошли в кровь и плоть нации. Простая, честная английская речь захлебнулась во всевозможных украшениях. Туповатые англичане вывихивали себе язык, стремясь выражаться, как иудейские пророки. Видимо, были для этого в английском характере какие-то данные: быть может, природная неспособность к точному мышлению, быть может, наивное пристрастие к красивым словам ради них самих или врожденная эксцентричность и любовь к затейливым узорам — не знаю; но верно одно: с тех самых пор английской прозе все время приходится бороться с тенденцией к излишествам.
С. Моэм Подводя итоги

Кстати, интересное наблюдение. Вы, конечно, пытались говорить на "чуждом" для вас языке. Каждый пытался: в школе требуют "литературную речь", в институте "научную", на работе "официально-деловую". Собственно, сейчас гораздо больше людей, у которых своего языка нет, есть несколько чужих, которые им вдолбили с детства. Я это часто вижу в блогах: народ охотно говорит устоявшимися фразами, лепит стереотипы и т.п. В жизни тоже вижу, но в блогах нагляднее: типовые посты, типовые комментарии, типовые страхи. Кстати, на уровне синтаксиса оно тоже небезынтересно. Можно даже вывести специфическую категорию постов, на которые воспоследует много однотипных комментариев (дарю идею исследователям блогосферы, если они тут есть). В общем, язык у этих людей как правило "никакой". Он может быть подчеркнуто литературным или подчеркнуто молодежным, но все равно чужой. И своих мыслей там тоже нет - откуда бы?
У меня есть знакомые, которые читали Руми на английском. Я тоже видела его стихи на английском (и перевод с английского на русский). Это ужасно. Мой мозг вскипает, выдает синий экран когнтивного диссонанса: очень сильный разрыв между английской литературой (устойчивые метафоры, характерные образы и т.п.) и всем, что я знаю про Руми или про персидскую поэзию вообще. Ну, кто-то вот читать может и ему в кайф, это здорово. Жаль, что у меня не получается и с детства не получалось - как-то еще в весьма юном возрасте, задолго до своего разнесчастного филфака, я уже читала книги так, с контекстом.
Для славянских языков Библия с ее "восточной пышностью" более близка, чем для английского, но все-таки и бесконечно далека - образность у нас другая. Ну, Библию ежедневно мало кто читал и мало кто читает, а русские адаптации на то и русские, а русский Бог на то и русский.
Бог ухабов, бог метелей,
Бог убийственных дорог,
Бог ночлегов без постелей,
Вот он, вот он — русский бог!

Бог холодных, бог голодных
Нищих вдоль и поперёк,
Бог имений бездоходных,
Вот он, вот он — русский бог!

Бог всех с Анною на шее,
Бог лакеев без сапог,
Бог служащих, как лакеи,
Вот он, вот он — русский бог!

К глупым полон благодати,
К умным чересчур уж строг,
Бог всего, что есть некстати,
Вот он, вот он — русский бог!

Бог пришельцев-иноземцев,
Преступивших наш порог.
Бог — в особенности — немцев:
Вот он, вот он — русский бог!

...
1828 г.

Ну, о том, что Библия на нашу литературу влияла, я могу не рассказывать: вся древнерусская литература об этом, частично - литература XVIII века, а вот в XIX от библейского слога отходят и - о, чудо - это становится можно читать. Не всегда, но чем дальше отходят - тем читаемее. А когда возвращаются - читать невозможно. В каком-то смысле к библейскому же слогу возвращается советская литература, когда начинает говорить лозунгами и творить жития. И современные жития о том же, но о них я как-нибудь потом расскажу. Или кто-нибудь еще расскажет. Суть в другом, суть в том, что литература XIX века отходит от Библии чисто на уровне слога, но слога древнего перевода, а с современным если сравнить - так образность та же. Если что - оригинал я не то чтобы читала, но смотрела - метафорика довольно точно переведена, как мне показалось, а нюансы можно опустить.

@темы: Философствование, Книги

04:17 

Бедность на тряпки растащит любые знамёна

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
06.06.2013 в 03:47
Пишет Человек с ружьем:

Бедность на тряпки растащит любые знамёна. Елена Викман
Очень пронзительное и точное стихотворение моей супруги.

К людям приходит бедность страшной последовательностью снов,
Сперва - о путешествиях, потом - о деликатесах.
И не спасают уже ни качель под сосной,
Ни умные книги, ни запах далекого леса.
Она объективна, как в тусклых окошках свет
Мира, который не этим людям завещан,
Как разогнувшийся месяца ржавый браслет,
Запах отчаянья в кухне и старые вещи.
К людям приходит бедность, садится за стол,
Смотрит спокойно глазами по пять копеек.
-Вот она я. Ваш заласканный шанс не дошел,
Сдох по дороге, бесплодной мечтою овеян.
Люди хватаются за калькуляторы, прячутся по углам
И открывают почтовый ящик, будто там скорпионы.
И наплевать, что в душе их не тлен и не хлам,
Бедность на тряпки растащит любые знамена.

URL записи

Действительно, очень пронзительное и точное. Так пишут о том, что пережили к тем, кто пережил, мне кажется. Я помню, как носила на собеседование юбку и туфли... Мне было в них чертовски неуютно, но это были последние приличные вещи в моем гардеробе. Моя бедность не была отчаянной, это была бедность гордеца, который не может наступить к себе на горло и доползти... Скажем, до родителей, которые дали бы юродивой-и-сумасшедшей-диточке на шмот. Скорее всего дали бы, но ценой такого унижения, что лучше варить суп из куриных потрошков и запасаться макаронами по красной цене. И все эти умные книги, которым полон твой шкаф, и умные мысли, толпящиеся в твоем ноутбуке... Тошнишься с них, в общем. Как-то все вопросы философии бессильны перед тем обстоятельством, что у тебя нет денег на метро, а ехать все-таки надо. Смешно ли вспоминать об этом? Нет, не смешно. Об этом можно травить байки, но вспоминаешь с нутряным ужасом, мысленно скрещивая пальцы и выдыхая что-то вроде "Господи, пронеси". Из сытого сегодня можно улыбаться тому, как был когда-то счастлив, обнаружив в кармане червонец.
Концепция развития семьи, о которой много писали сегодня в блогах, как раз об этой бедности. Тот мирообраз, в котором эта вечная бедность - единственное, что доступно человеку, из нее вырастает тот "прекрасный" идеал традиционной многодетной семьи.
Вот оно извечное русское "отнять и поделить": чтобы богатые жили как бедные, ни в коем случае не наоборот. Да, не спорю, рождение ребенка повышает риск оказаться среди бедных. Это одна из причин, по которым не рожаю я: с тенденциями в области медицины и образования, которые наблюдаются в рашке, как-то рожать не тянет: это безответственность, обрекать ребенка на жизнь в таких условиях. Для того, чтобы повысить рождаемость, надо не заставлять рожать, усложнять процедуру развода и не запрещать аборты, а снизить риск бедности, которую многие женщины детородного возраста в этой стране знают не по наслышке. В столицах и больших городах положение вещей немного выправилось еще в начале 2000-х, а вот в том же Златоусте, где я живу сейчас, нищета на улицах бросается в глаза.
Вся эта пропаганда РПЦ - о том, что вот эта отчаянная нищета - в порядке вещей. Православие не предполагает радости на земле, все радости - в мире горнем, а в нашей грешной юдоли можно только мучиться, поскольку каждый - грешник. А не хочешь мучиться - не просто грешник, но и еретик, да и вообще - животное (помните определение атеистов от наших попов?).
Так вот, лядь! Это не в порядке вещей. Нищета противоестественна. В правительстве разглагольствуют о том, что перемены в мире нисколько не противоречат традиционной многодетной семье - противоречат. Традиционная многодетная семья рожает рабочие руки - чтобы было кому пахать, сеять, в старости кормить. Современная женщина рожает из любви к искусству: детей надо кормить, лечить, обучать - те, кто рожает, в идеале, представляют себе какие это расходы. Кто-то хочет реализоваться таким образом - прекрасно, но это не традиционная семья, это одна из форм самореализации женщины и мужчины. Одна из возможных форм, не единственная.
Представление аборта как абсолютного зла - способ сделать несчастными женщин, которые не чувствуют в себе достаточно сил для такой ответственности. И их детей.
Усложнение процедуры разводы создает огромные возможности для насилия в семье.
Многопоколенные семьи - особый кинк этой концепции - способ сделать несчастными и молодых родителей, и их детей. Анекдоты про тёщу все слышали, да?
Нас хотят заставить жить в нищете, преподнося это как осознанный выбор. "Немытая", "нищая" Россия - историческое прошлое, верно, но радостно возводить это в культ?
Вы еще не хотите арабской весны? А что, давайте хором: Дедушка Мороз НАТО, спаси нас!

@темы: Философствование

22:51 

Монтёр

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
12:46 

Про выход из зоны комфорта

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
В дайри бесте набрела на пост и решила все же высказаться. Дело в том, что тема зоны комфорта меня последние несколько дней преследует, с прогулки на Таганай.
Во время этой прогулки тема выхода из зоны комфорта встала передо мной очень буквально. Прогуляться туда-обратно по 5 км. несложно - это развлечение, пусть даже по холмикам. А вот километр подъема по снегу - это уже тяжело, это такая нагрузка на мышцы, к которой они не привыкли (во всяком случае у меня - я не бегаю на гору раз в неделю).
читать дальше
В общем, ползла я, ползла и сформулировала для себя что есть выход из зоны комфорта:
Это вылезание из шкуры за ради абстрактной идеи, а все последствия - за твой счет. Ибо никакая абстрактная идея тебя домой не телепортирует. В следующий раз буду подниматься ровно столько, сколько мне будет в кайф и ни километром больше - лучше деградировать, чем надрываться непонятно за что и получить на свою шкуру мешок негативных последствий и вязанку сомнительных бонусов.

@темы: Философствование, В процессе обдумывания

03:59 

Ностальгическое

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
С год назад попадался мне текст о том, как школьникам предложили провести день без интернета и о том, что из этого вышло. Исследователь пришла к выводу, что современным детям сложно самим себя развлечь. Я тогда фыркнула, подумав о том, кто бы мне день без интернета организовал. Помимо всего прочего - я в сети работаю и порой от одного вида монитора воротит.
Так вот, сегодня мироздание решило удовлетворить мое любопытство - несколько часов не было электричества. Знаете - без компьютера я найду чем заняться, а вот без света - уже сложнее. Попыталась читать с фонариком - не читается. В подростковом возрасте - с фонариком да под одеялом - милое дело было! А теперь вот не читается. Издевательство, никакого удовольствия. При свечах можно гадать у зеркала, но писать и читать все-таки неудобно. Так вот и пришлось мне два часа просто_думать. Нет, мне и это интересно, но все же.
Вот тогда, в подростковом возрасте, читать было интереснее. Приходилось преодолевать многие трудности, запасаться источниками света, прятать книги, из тех, что "ни-уму-ни-сердцу"... Тогда книги буквально зачитывались до дыр и заучивались наизусть. И как-то не найти времени на почитать было странно.
Ну да - тогда книга была отдушиной, порталом в иные миры, возможностью побега. Мы выросли, установили, насколько это возможно, свои законы в окружающем ареале... И что? Я еще могу пожертвовать несколькими часами сна, но с фонариком читать уже не буду. Сегодня поняла - не буду. Никто мне читать, конечно, не запретит. Никто у меня не отберет любимую книгу, никто не будет лезть через плечо. А оно уже вовсе и не так дорого. Потому что - не кусочек с трудом отвоеванного личного пространства, а еще одна возможность провести время.

@темы: Страницы из блокнота, Философствование

16:58 

Японское христианство

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
Все источники, которые мне попались, в один голос твердят одно: Япония абсолютно пофигистична в плане религии. Не скажу, что тех источников очень много (я все же скорее не в теме), но их несколько и ни один не утверждает обратного. Напротив, пишут, что история христианства (а там были гонения, все по-взрослому, вплоть до местной Голгофы) как раз исключение для японской культуры. Не имевшее аналогов. Покрутила я эту мысль в голове, покрутила так и сяк. И вот что думаю: в том-то и дело, что все по-взрослому.
Попадался мне некогда один любопытный рассказ Шекли - не помню названия, зато могу пересказать сюжет:
Космическая эра. Человечество осваивает разные планеты. В числе прочего как-то пытаются существовать и христианские миссионеры. И вот, один из таких миссионеров горько сетует своему собеседнику (главному герою) о том, что мир уже не тот. Что люди испортились и уверовали в прогресс. Вот была мол планета, где население было все же восприимчиво к проповеди - небывалый был успех. Жители этой планеты пришли как-то к своему миссионеру и спросили его, правда ли, что мученики за веру попадают в рай. Он, конечно, подтвердил. Тогда они долго пытали его и убили. Когда этих людей спросили зачем они это сделали, они ответили, что проводили проповедника в рай. В благодарность за то, что он указал им свет истинной веры, они подарили ему Царствие Небесное, взяв грех на свои души. Когда им попытались объяснить, что не все следует понимать так буквально, они ответили новому проповеднику, что или все учение ложь, или мученики за веру попадают в рай. И отправить их туда суть дело благое. Спор там, помнится, зашел в тупик.
Так вот, что-то мне кажется, что японцы имели ввиду нечто подобное.
Памятник и Музей 26 мучеников в Нагасаки. Вот, собственно и японская Голгофа. История, кратко:
26 человек, местные христиане и европейские священники (20 японцев, 4 испанца, 1 мексиканец и 1 индиец) были арестованы в Киото и Осаке по приказу сёгуна Тоётоми Хидэёси за проповедь христианства. Они были заключены в тюрьму, а затем по снегу приведены в Нагасаки, так, чтобы их наказание послужило сдерживающим фактором для большой общины местных христиан. Цепями и веревками все 26 арестованных были распяты на крестах на холме Нисидзака. По преданию, святой Павел Мики проповедовал собравшейся толпе со своего креста.

Собор Ураками
Жители Ураками, который сегодня находится в городской черте Нагасаки, почти все были католиками. Между 1869 и 1873 годами христиане, жившие в Ураками, подверглись жестоким гонениям; около 650 человек погибло, остальные покинули город. В 1873 году католики вернулись обратно и начали строить в Ураками церковь. Строительство было завершено только в 1925 году. Храм был построен в романском стиле и стал одним из самых больших католических соборов на Дальнем Востоке.
9 августа 1945 года город Нагасаки подвергся атомной бомбардировке. Атомная бомба упала в пятистах метрах от собора, полностью уничтожив его. В это время в храме проводилось богослужение и все люди, находившиеся в церкви, погибли.
В 1959 году после длительных переговоров католической общины с городскими властями началось строительство второго собора Ураками. Городские власти хотели сохранить руины разрушенного храма как памятник бомбардировки и предлагали новое место для строительства нового храма, однако католическая община хотела построить новый храм на месте разрушенного. Католическая община объясняла своё желание тем, что это место является для католиков историческим и памятным местом периода гонений христиан в Японии.
В 1980 году на месте разрушенного храма был построен второй собор Ураками.
В Парке мира, расположенном неподалёку от собора Ураками, находятся остатки стены первого собора. Другие остатки экспонируются в Музее атомной бомбардировки в Нагасаки, некоторые артефакты находятся в новом храме.


В общем, это две главные христианские святыни Японии. И обратите внимание насколько все именно что по-взрослому, насколько чисто соблюдается христианский дискурс, пусть и кое-где идущий вразрез с национальными традициями. Так вот, получается, что японцы, как жители той планеты, послушали проповедника. Внимательно послушали. Вычленили главное. А главное (во всяком случае наиболее частотное) - это тема мученичества. И просто подарили христианам возможность пройти до конца по избранному ими пути, всерьез, без дураков.

@темы: Философствование, Любопытство кошку сгубило, Город был добросовестно разграблен, В процессе обдумывания

00:26 

Хорошо узнать какой-то предмет — значит от него освободиться

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
Отсканировав и выложив наконец эту книгу, я не готова еще убрать ее со стола. Вообще люблю Юрсенар и, раз уж пришлось вычитывать особенно вдумчиво, надергала цитат. А поскольку работа закончена - могу с каким-то особенным удовольствием подумать над этими цитатами. Текст теперь есть в сети, теперь каждая цитата - повторение существующего в виртуальном пространстве, а не фрагменты выложенного впервые.
Так вот, одна из заготовленных цитат:

Несомненно именно в это время она избрала своим девизом вычитанную где-то мысль: «Хорошо узнать какой-то предмет — значит от него освободиться». Впоследствии она поделилась этой мыслью с г-ном де К., который ею проникся. Я часто ее оспаривала. Хорошо узнать какой-то предмет — это напротив, почти всегда означает открыть в нем неожиданные очертания и богатства, распознать новые связи и измерения, исправив то общепринятое представление, плоское и обобщенное, какое мы имеем о том, чего не изучили вблизи. Впрочем, в самом глубоком смысле эта фраза приближается к кое-каким основополагающим истинам. Но чтобы по-настоящему их освоить, надо, вероятно, чтобы твои тело и душа насытились.
М. Юрсенар "Блаженной памяти".

«Хорошо узнать какой-то предмет — значит от него освободиться». Некогда я вывела закономерность: чтобы возненавидеть любимое прежде произведение, достаточно просто написать про него курсовую. Так я до сих пор не могу перечитать "Мастера и Маргариту" и приобрела аллергию на некоторые стихи Блока. Справедливости ради - Зайцева я все же читаю с удовольствием, т.е. не всегда это правило работает. Но курсовые и диплом по Зайцеву я писала уже на автопилоте, не вкладывая в школярский анализ ничего из того, что мне действительно было дорого в этих книгах.
Можно ли сказать, что в своих первых курсовых я хорошо узнала предмет? Не знаю, удовольствия оно мне не доставило. В любом случае, это "препарировать" самая близкая модель к "хорошо узнать".

Бывает и такая форма узнать, как увидеть\потрогать. Тогда то, что издали казалось прекрасным вдруг становится обыденным. Если становится, конечно. Но где здесь "хорошо"? Только "узнать".

Порой бывает, что нечто цепляет настолько, что жизни без объекта ты себе уже не мыслишь. Скажем, прочитал книгу, зацепился, пошел курить. Все, что видишь вокруг ты видишь, скажем, во имя Четверых. И делаешь все во их же славу. Чудо трава жрет твой мозг - и все бы хорошо, только вот это не называется словом "узнать". Но есть "хорошо".

В общем, я бы дополнила: «Хорошо узнать какой-то предмет — значит от него освободиться» еще одной мыслью: "Хорошо можно узнать только тот предмет, от которого можно (хочется) освободиться. Прочее - непостижимо. Сколько ни копай - всегда останется тайна". Тайна остается в любом объекте, просто рано или поздно мы теряем к нему интерес.

@темы: Чудо-трава, Философствование, Страницы из блокнота, В процессе обдумывания

16:18 

День забытых виртуалов

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
Стоило зайти на сайт, как меня уже пригласили в Турцию и Эфиопию. Это при том, что я всего лишь обновила аккаунт и почти сразу ушла. Обнаружила свой аккаунт на каучсерфинге, но все равно не хочу его поддерживать. Хоспиталити мне нравится больше, а вообще, для объявления о возможности вписки, бэкпекера более чем достаточно.

@темы: Путешествия, Философствование

15:49 

Имена

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
Имя человека может меняться в зависимости от его статусных ролей в обществе, приближенности к власти. В России в XVI в., когда стал складываться класс чиновничества, появилось социальное закрепление его статуса в виде называния людей по отчеству. Это служило указа­телем повышения социального положения. Женщина в России в дав­ние времена редко имела личное имя. Как правило, замужняя женщина именовалась через имя мужа, девушка — через имя отца. Иногда имя отца упоминалось по отношению к замужней женщине. Вспомним, на­пример, Ярославну. К XIX в. формулы именования женщины и мужчи­ны становятся одинаково трехчленными (имя, отчество, фамилия), что косвенно свидетельствует о постепенной эволюции статуса женщины.
Семиотика культуры повседневности

Не замечали, как иногда неформально обращаются к коллегам или приятельницам: "Пална", "Петровна", "Сергевна" и т.д.? Пережиток, укоренившийся в культурном коде?
Интересно, куда в такой структуре системное имя (или даже ник) добавить? В неформальных субкультурах системное имя значит гораздо больше, чем паспортное. Однажды, знакомая попросила меня сходить по ее документам на конференцию. У меня был бейджик с фио и обращались ко мне ее именем. Оно воспринималось совершенно спокойно: Анна Николаевна так Анна Николаевна. Я не пыталась думать как она, в конце концов нужно было присутствовать и пару раз засветиться.
При этом мне сложно откликаться на другое системное имя. Даже в интернете попытка смены Дейдре на Арсилис получилась чем-то странным. Из симпатичного, промелькнувшего образа Арсилис довольного жизнью блоггера не вышло. Я не привыкла отождествляться себя с этим звуковым кодом. он воспринимался, как что-то совсем не мое. При этом, когда от меня нужны анкетные данные (фио, дата рождения или, того лучше, количество полных лет) - наступает момент ступора - несколько секунд нужно на то, чтобы вспомнить что именно написано у меня в паспорте.

@темы: Философствование

01:10 

Война слов?

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
Пишет .:Eirin:.:
23.04.2012 в 02:33

Когда говорят "любовь", люди почему-то представляют половую связь, а так, я бы сама предпочла называть любовь любовью.
URL комментария

Да, и это тоже война. Мы в постмодерне, или, если угодно, мы - условно выжившие в условиях информационного взрыва - поэтому вместо городов и замков - слова, которые мы сдаем без боя. Многозначные слова теряют аспекты значения, поскольку скорость жизни такова, что человек не успевает перебрать в уме возможные оттенки смысла и выбирает наиболее распространенный, "прямой" смысл. Говорено об этом много и кем только не, но так хороша формулировка комментария, что я не удержалась.

@темы: Инструментариий, Филологический камень, Философствование

01:35 

К курильщикам

А еще у меня душа и ресницы красивые (с)
Щелчок зажигалки и новая сигарета уже дымится, хотя окурок предыдущей еще не успел остыть. Мир полон тайн и затянутая дымом комната — лишь одна из них. Привычная четкость знакомых предметов отступает перед клубами табачного дыма, выпущенных какой-то фирмой и пропущенных через мои легкие. В каком-то смысле в курении мы особенно искренни: ты впускаешь дым в свое тело и выпускаешь его обратно в мир — уже измененным, отмеченным печатью твоего изменившегося тела.
Мне иногда кажется, что курение гораздо больше общения. Два человека могут бросать друг в друга готовые вербально-семантические конструкции и совершенно не задумываться над их смыслом. Они выдыхаются без вдоха. Слова — это просто слова, друг мой. Или, во всяком случае, могут быть просто словами.
«Каждая выкуренная сигарета укорачивает твою жизнь на 15 минут». Это и тому подобные утверждения вдалбливаются в нас с детства. И все-таки я упрямо курю. Я могу расписать себя-без-доступа-никотина-в-легкие, мы знакомы с ней и ее пространством. Сперва мир становится плоским, а затем его контуры возвращаются в привычное восприятие, но в нем нет дыма. Выдыхаемый мною дым — один из способов подчинения реальности, завоевания мира, его освоения и присвоения. И мне не жаль этих 15 минут.

@темы: Dictum fatum, Философствование

Записки водоплавающего архивариуса

главная